ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ – Огонек № 4 (4631) от 13.02.2000

Искусство осуждать: как маккартизм сделал Чаплина и других американских актёров персонами нон грата – Читайте подробнее на сайте РТ на русском.

Члены[править | править код]

  • Вурхис, Хорас
  • Никсон, Ричард

«Коммунисты» в Голливуде

Первые антикоммунистические законы в США были приняты ещё в 1918—1920 годах под влиянием русской революции. Формально они были направлены на высылку из страны эмигрантов, которые сочувствовали коммунистическим идеям, а на практике позволяли бороться с забастовочной и профсоюзной активностью.

Вторая мировая война, в которой СССР играл ведущую роль, повлияла на популярность коммунистических идей в стране. Американцы массово вступали в компартию. Это вызывало беспокойство в правительстве и ФБР, а с началом холодной войны в 1946 году коммунистов стали рассматривать как потенциальных изменников, советских шпионов и врагов государства. В том же году заработала Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности, которая занималась выявлением сочувствующих коммунистическим идеям.

В 1947 году комиссия взялась за Голливуд. Среди работников кино хватало людей левых убеждений, тем более что члены комиссии трактовали как «проявление коммунизма» недостаточный, по их мнению, американский патриотизм или излишне лояльное отношение к Советскому Союзу.

59c1105b1835615d788b4568.jpg
  • «Голливудская десятка» и двое поверенных, 1948 год
  • © Wikimedia Commons

Попытки комиссии сунуть свой нос в дела каждого неугодного естественным образом натолкнулись на сопротивление. Десять сотрудников Голливуда (в основном сценаристов) отказались давать комиссии показания относительно своих взглядов и частной жизни. Сегодня этих людей знают как «голливудскую десятку». По решению комиссии «десятка» в полном составе получила запрет на профессию, вдобавок каждый из них провёл год в тюрьме.

Стало очевидно, что шутить с «профессиональными антикоммунистами» не стоит. В  поддержку деятельности комиссии выступили некоторые известные деятели Голливуда, например будущий президент США актёр Рональд Рейган и мультипликатор Уолт Дисней.

Комиссия действовала до начала 1960-х годов, и за это время к разряду «неблагонадёжных» были отнесены десятки актёров, режиссёров и сценаристов. Многие из них на долгие годы потеряли работу, некоторые были вынуждены эмигрировать.

Появление маккартизма

Появившись как реакция на победу маоистов в Китае, Маккартизм проник во все сферы жизни американского общества, и причиной всех возникающих проблем маккартисты называли коммунизм. Прикрываясь антикоммунистическими настроениями, маккартисты боролись с либеральной интеллигенцией, профсоюзами, а также с политикой переговоров с социалистическими странами.

Джозеф Реймонд Маккарти. Джозеф Реймонд Маккарти. Источник: nymag.com

Взгляды маккартистов не совпадали со взглядами президента демократа Гарри Трумэна и его либерального окружения, которое не одобряло действий Маккарти, и на этой почве возникала масса разногласий. Однако маккартисты все равно придерживались своего «курса». 23 сентября 1950 года Конгресс США принял закон Маккарэна «о внутренней безопасности», который преодолел даже президентское вето. Этот закон гласил об образовании нового Управления по контролю над подрывной или антиамериканской деятельностью, которое должно было расследовать и обнаруживать коммунистические организации.

«Красный айсберг. Все уже умерли. Ещё немного и беспечная Америка тоже потонет». «Красный айсберг. Все уже умерли. Ещё немного и беспечная Америка тоже потонет». Источник: cloudfront. net

К 1950 году была также выработана система преследования инакомыслящих в СМИ. Летом 1950 года в промаккартистски настроенном еженедельнике «Контратака» был опубликован доклад о коммунистической «фильтрации» на радио и телевидении под названием «Красные каналы». В докладе было указано 151 имя деятелей искусств, которым были предъявлены требования либо уйти с работы, либо признаться в прокоммунистической деятельности. А в июне 1952 года Конгрессом США был принят закон Маккарэна—Уолтера об ограничении миграции, несмотря на многочисленные протесты и наложенное на него вето президента Трумэна.

История

Предшественники комитета

Комитет Сверхчеловека (1918-1919)

Ли Слейтер Оверман

возглавил первое расследование Конгресса американского коммунизма еще в 1919 году.

Комитет Овермана был подкомитет комитета по судебному под председательством Северной Каролины Демократического сенатор Ли Слейтер Сверхчеловеком , который работает с сентября 1918 года по июню 1919 года подкомитет исследовал немецким, а также большевистские элементы в Соединенных Штатах.

Первоначально этот комитет занимался расследованием прогерманских настроений в американской ликероводочной промышленности. После того, как Первая мировая война закончилась в ноябре 1918 года и угроза со стороны Германии уменьшилась, комитет начал расследование большевизма, который представлял угрозу во время Первой красной паники после русской революции в 1917 году. 10 марта 1919 года сыграло решающую роль в создании образа радикальной угрозы Соединенным Штатам во время первой «красной паники».

Рыбный комитет (1930)

Представитель США Гамильтон Фиш III (R-NY), который был ярым антикоммунистом, представил 5 мая 1930 года резолюцию 180 Палаты представителей, в которой предлагалось создать комитет для расследования коммунистической деятельности в Соединенных Штатах. Созданный комитет, широко известный как Комитет по рыбам, провел обширные расследования в отношении людей и организаций, подозреваемых в причастности или поддержке коммунистической деятельности в Соединенных Штатах. Среди целей комитета были Американский союз гражданских свобод и кандидат в президенты от коммунистов Уильям З. Фостер . Комитет рекомендовал предоставить Министерству юстиции США больше полномочий для расследования коммунистов, а также ужесточить законы об иммиграции и депортации, чтобы не допустить коммунистов в Соединенные Штаты.

Комитет Маккормака-Дикштейна (1934–1937)

С 1934 по 1937 год Специальный комитет по антиамериканской деятельности, уполномоченный расследовать нацистскую пропаганду и некоторые другие виды пропагандистской деятельности, под председательством Джона Уильяма Маккормака (штат Массачусетс) и Сэмюэля Дикштейна (штат Нью-Йорк) проводил публичные и частные слушания и собраны свидетельские показания на 4 300 страницах. Комитет был широко известен как комитет Маккормака-Дикштейна. Его задача заключалась в том, чтобы получить «информацию о том, как иностранная подрывная пропаганда проникла в США и об организациях, которые ее распространяли». Его записи хранятся в Национальном управлении архивов и документации как записи, относящиеся к HUAC.

В 1934 году Специальный комитет вызвал в суд большинство лидеров фашистского движения в США. Начиная с ноября 1934 года комитет расследовал утверждения о фашистском заговоре с целью захвата Белого дома , известном как « Деловой заговор ». Современные газеты широко назвали заговор мистификацией. Однако современные источники и некоторые из тех, кто причастен к этому, например, генерал Смедли Батлер , подтвердили достоверность такого заговора.

Сообщалось, что, пока Дикштейн работал в этом комитете и последующем Специальном следственном комитете, советский НКВД платил ему 1250 долларов в месяц , надеясь получить секретную информацию Конгресса об антикоммунистах и ​​профашистах. Неясно, действительно ли он передавал какую-либо информацию.

Комитет умирает (1938–1944)

Консервативный техасский демократ

Мартин Дис-младший

был председателем Специального комитета по антиамериканской деятельности, предшественника постоянного комитета, в течение всего его семилетнего срока.

26 мая 1938 года Комитет Палаты представителей по антиамериканской деятельности был учрежден как специальный следственный комитет, реорганизованный из его предыдущих воплощений в Комитет по рыбам и Комитет Маккормака-Дикштейна, для расследования предполагаемой нелояльности и подрывной деятельности со стороны частных лиц. граждане, государственные служащие и организации, подозреваемые в коммунистических или фашистских связях; однако он сосредоточил свои усилия на коммунистах. Его председательствовал Мартин Дайс младший (штат Техас), и поэтому он известен как Комитет Дисса. Его записи хранятся в Национальном управлении архивов и документации как записи, относящиеся к HUAC.

В 1938 году Хэлли Фланаган , главу проекта « Федеральный театр» , вызвали в комитет для ответа на обвинение в том, что проект наводнен коммунистами. Фланагана вызвали для дачи показаний только на часть одного дня, в то время как клерк из проекта был вызван на целых два дня. Именно во время этого расследования один из членов комитета, Джо Старнс (штат Алабама), как известно, спросил Фланагана, был ли драматург елизаветинской эпохи Кристофером Марлоу членом Коммунистической партии, и размышлял о том, что « мистер Еврипид » проповедовал классовую войну .

В 1939 году комитет исследовал людей, связанных с пронацистскими организациями, такими как Оскар К. Пфаус и Джордж Ван Хорн Мозли . Мозли в течение пяти часов свидетельствовал перед комитетом о «еврейском коммунистическом заговоре» с целью установления контроля над правительством США. Мозли был поддержан Дональдом Ши из Американской лиги неевреев , чье заявление было удалено из публичных записей, поскольку комитет счел его столь спорным.

Комитет также выдвинул аргумент в пользу интернирования американцев японского происхождения, известный как «желтый доклад». Организованный в ответ на слухи о том, что американцы японского происхождения нянчиваются со стороны Военного управления по перемещению (WRA), и на новости о том, что некоторым бывшим заключенным будет разрешено покинуть лагерь, а солдатам Нисей вернуться на Западное побережье, комитет расследовал обвинения в деятельности пятой колонны в лагеря. На последующих слушаниях был представлен ряд аргументов против WRA, но директор Диллон Майер опроверг более подстрекательские утверждения. Расследование было представлено 77-му Конгрессу, и в нем утверждалось, что определенные культурные черты – верность японцев императору, количество японских рыбаков в США и буддийская вера – свидетельствовали о японском шпионаже. За исключением члена палаты представителей Германа Эберхартера ( Демократическая Республика ), члены комитета, по-видимому, поддерживали интернирование и его рекомендации по ускорению надвигающейся изоляции «нарушителей спокойствия», созданию системы расследования заявителей на разрешение на отпуск и принятию мер. Усилия по американизации и ассимиляции во многом совпадали с целями WRA.

В 1946 году комитет рассмотрел вопрос о начале расследования Ку-клукс-клана , но отказался от этого, что побудило члена комитета сторонников превосходства белой расы Джона Э. Ранкина (демократия) заметить: «В конце концов, KKK – это старая американская организация. ” Вместо клана HUAC сосредоточился на расследовании возможности проникновения американской коммунистической партии в Управление производственного процесса, в том числе в Федеральный театральный проект и Федеральный писательский проект . Однако двадцать лет спустя, в 1965–1966 годах, комитет все же провел расследование деятельности Клана под руководством председателя Эдвина Уиллиса (штат Луизиана).

Постоянный комитет (1945–1975)

Демократ

Фрэнсис Э. Уолтер

из Пенсильвании был председателем HUAC с 1955 года до своей смерти в 1963 году.

Комитет Палаты представителей по антиамериканской деятельности стал постоянным (постоянным) комитетом в 1945 году. Демократический представитель Нью-Джерси Эдвард Дж. Харт стал первым председателем комитета. В соответствии с Законом № 601, принятым 79-м Конгрессом , комитет из девяти представителей расследовал предполагаемые угрозы подрывной деятельности или пропаганды, направленной против «формы правления, гарантированной нашей Конституцией ».

В соответствии с этим мандатом комитет сосредоточил свои расследования на реальных и предполагаемых коммунистах, имеющих фактическое или предполагаемое влияние в обществе Соединенных Штатов. Важным шагом для HUAC стало расследование обвинений в шпионаже, выдвинутых против Алджера Хисса в 1948 году. Это расследование в конечном итоге привело к судебному разбирательству и осуждению Хисса за лжесвидетельство и убедило многих в полезности комитетов Конгресса для раскрытия коммунистической подрывной деятельности.

Голливудский черный список

В 1947 году комитет провел девять дней слушаний по поводу предполагаемой коммунистической пропаганды и влияния в голливудской киноиндустрии. После осуждения по обвинению в неуважении к обвинениям Конгресса за отказ отвечать на некоторые вопросы, заданные членами комитета, « Голливудская десятка » была занесена в черный список индустрии. В конце концов, студии бойкотировали более 300 художников, в том числе режиссеров, радиокомментаторов, актеров и особенно сценаристов. Некоторые, например Чарли Чаплин , Орсон Уэллс , Алан Ломакс , Пол Робсон и Ип Харбург , покинули США или ушли в подполье в поисках работы. Другие, как Далтон Трамбо, писали под псевдонимами или именами коллег. Лишь около десяти процентов удалось восстановить карьеру в индустрии развлечений.

В 1947 году руководители студии заявили комитету, что фильмы военного времени – такие как « Миссия в Москву» , «Полярная звезда» и « Песня о России» – можно считать просоветской пропагандой , но заявили, что эти фильмы были ценными в контексте военных действий союзников. , и что они были сделаны (в случае миссии в Москву ) по запросу официальных лиц Белого дома. В ответ на расследования Палаты представителей большинство студий сняли ряд антикоммунистических и антисоветских пропагандистских фильмов, таких как «Красная угроза» (август 1949 г.), «Красный Дунай» (октябрь 1949 г.), «Женщина на пирсе 13» (октябрь 1949 г.), «Виновен в измене» (май 1950 г., об испытании и суде над кардиналом Йожефом Миндсенти ), « Я был коммунистом в ФБР» (май 1951 г., номинация на премию «Оскар» за лучший документальный фильм 1951 г., также сериал для радио), « Красная планета Марс» (май 1952 г.) и John Wayne «s Big Jim Маклейн (август 1952). Universal-International Pictures была единственной крупной студией, которая не выпустила такой фильм.

Уиттакер Чемберс и Алджер Хисс

31 июля 1948 года комитет заслушал показания Элизабет Бентли , американки, которая работала советским агентом в Нью-Йорке . Среди тех, кого она назвала коммунистами, был Гарри Декстер Уайт , высокопоставленный чиновник министерства финансов США. Комитет вызвал в суд Уиттакера Чемберса 3 августа 1948 года. Чемберс тоже был бывшим советским шпионом, к тому времени старшим редактором журнала Time .

Чемберс назвал имена более полудюжины правительственных чиновников, включая Уайта, а также Алджера Хисса (и брата Хисса Дональда). Большинство из этих бывших чиновников отказались отвечать на вопросы комитета, сославшись на Пятую поправку . Уайт отверг обвинения и через несколько дней умер от сердечного приступа. Хисс также отрицал все обвинения; Однако сомнения по поводу его показаний, особенно те, которые были выражены конгрессменом-первокурсником Ричардом Никсоном , привели к дальнейшему расследованию, которое убедительно показало, что Хисс сделал ряд ложных заявлений.

Хисс призвал Чемберса повторить свои обвинения за пределами комитета Конгресса, что Чемберс и сделал. Затем Хисс подал в суд за клевету, в результате чего Чемберс предоставил копии документов Государственного департамента, которые, как он утверждал, Хисс передал ему в 1938 году. Хисс отрицал это перед большим жюри, был обвинен в лжесвидетельстве и впоследствии осужден и заключен в тюрьму. Сегодняшний веб-сайт Палаты представителей, посвященный HUAC, гласит: «В 1990-х годах, опираясь на советские архивы и записи проекта Венона – секретной американской программы, которая расшифровывала сообщения советской разведки, – некоторые ученые утверждали, что Хисс действительно был шпионом Заработная плата Кремля “.

Отклонить

Демократ

Ричард Ховард Айкорд-младший

из Миссури был председателем переименованного Комитета внутренней безопасности Палаты представителей с 1969 года до его прекращения в январе 1975 года.

После падения Маккарти (который никогда не служил ни в Палате представителей, ни в HUAC) престиж HUAC начал постепенно падать в конце 1950-х годов. К 1959 году комитет был осужден бывшим президентом Гарри С. Трумэном как «самая антиамериканская вещь в сегодняшней стране».

В мае 1960 года комитет провел слушания в мэрии Сан-Франциско, которые привели к печально известному бунту 13 мая, когда городские полицейские затопили протестующих студентов из Калифорнийского университета в Беркли , Стэнфорде и других местных колледжах и стащили их по мраморной плите. ступает под ротонду, в результате чего некоторые серьезно ранены. Эксперт Советских дел Уильям Мандель , которые были вызваны в суд для дачи показаний, гневно осудил комитет и полицию в вздутиях заявления , которое передавалось неоднократно в течение многих лет после этого на Pacifica Radio станции KPFA в Беркли . Антикоммунист Агитфильм, Операция упразднение , был произведено комиссией из повестки местных новостей, и показал по всей стране в течение 1960 и 1961. В ответ Северной Калифорния ACLU выпустил фильм под названием Операция коррекция , которая обсуждается неправды в первый фильм. Сцены из слушаний и протестов позже были показаны в номинированном на премию Оскар документальном фильме 1990 года « Беркли в шестидесятых» .

Комитет потерял значительный престиж в течение 1960-х годов, становясь все более мишенью политических сатириков и неповиновения нового поколения политических активистов. HUAC вызвал в суд Джерри Рубина и Эбби Хоффмана из йиппи в 1967 году, а затем снова после Национального съезда Демократической партии 1968 года . Йиппи использовали внимание СМИ, чтобы посмеяться над происходящим. Рубин пришел на одно заседание в костюме солдата войны за независимость и раздал присутствующим копии Декларации независимости Соединенных Штатов . Затем Рубин «надул гигантские пузыри жевательной резинки, в то время как его свидетели издевались над комитетом нацистскими приветствиями ». Рубин посетил еще одно занятие в костюме Санта-Клауса . В другом случае полиция остановила Хоффмана у входа в здание и арестовала его за ношение флага США. Хоффман пошутил прессе: «Я сожалею, что у меня есть только одна рубашка, которую я могу отдать своей стране», перефразируя последние слова революционного патриота Натана Хейла ; Рубин, на котором был такой же флаг Вьетконга , кричал, что полиция была коммунистами, потому что не арестовала его.

Слушания в августе 1966 года, призванные расследовать действия против войны во Вьетнаме, были сорваны сотнями протестующих, многие из которых были из Прогрессивной рабочей партии . Комитет столкнулся со свидетелями, которые открыто сопротивлялись.

Согласно The Harvard Crimson :

В пятидесятые годы самой эффективной санкцией был террор. Практически любая реклама от HUAC означала «черный список». Не имея возможности очистить свое имя, свидетель внезапно оказывается без друзей и без работы. Но нелегко понять, как в 1969 году черный список HUAC мог терроризировать активиста SDS . Такие свидетели, как Джерри Рубин, открыто хвастались своим презрением к американским институтам. Повестка в суд от HUAC вряд ли возмутила бы Эбби Хоффмана или его друзей.

В попытке возродиться в 1969 году комитет был переименован в Комитет внутренней безопасности.

Прекращение

Комитет по внутренней безопасности палаты представителей был официально распущен 14 января 1975 года, в день открытия 94-го Конгресса. В тот же день документы и сотрудники комитета были переданы в Судебный комитет Палаты представителей.

ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ

Исполнилось 50 лет с момента обнародования злым сенатором Дж. Маккарти первого списка неблагонадежных, то бишь сочувствующих СССР, американцев. Список составил. В США началось то, что в советской пропаганде называли «охотой на ведьм». Идеологические чистки прокатились по Америке. Но советские люди, умевшие читать между строк наших международников, не верили в то, что «оплот всемирной демократии» может пасть так низко. Зря.

Фото 1

Покуда отечественная и западная пресса с увлечением описывают, как путинская Россия стремительно возвращается к страшному чекизму и тоталитаризму, подоспел замечательный юбилей, имеющий непосредственное отношение как к чекизму и тоталитаризму, так и к заливистой прессе. Аккурат полвека назад американский сенатор Джозеф Маккарти объявил о том, что располагает списком 205 неблагонадежных в смысле симпатий к коммунизму сотрудников Госдепартамента, и развернул кампанию по расследованию антиамериканской деятельности. Кампания пошла широко, ибо широким образом истолковывалась симпатия к коммунизму. В зачет шли и семейные связи, и грехи молодости: если некто давным-давно, еще в 30-е годы, погрешил левачеством, а затем про свою молодую дурость начисто забыл, в комиссии по расследованию ему могли об этом напомнить. Другим ценным качеством кампании был ее внесудебный характер. В отличие от суда, где бремя доказательства возлагается на обвинение, человек, представший перед сенатской комиссией, дабы не быть обвиненным в неуважении к конгрессу, сам должен был доказывать свою невинность по части симпатий к коммунизму.

Особо яркой страницей в деятельности комиссии была голливудская. Расследование коммунистических козней в американской киноиндустрии шло с превеликим шумом и гамом — не хуже, чем вручение очередного «Оскара». Вероятно, сказалась богемная специфика киношных нравов — участники богемной тусовки, как правило, терпеть друг друга не могут и преисполнены взаимной черной зависти и ревности, участие же в работе комиссии представляло превосходный случай к сведению творческих счетов. Вспомним, что и советские творческие союзы даже на общем безрадостном фоне сталинских мероприятий по очищению советского общества проявляли особое рвение в деле уничтожения своих членов, что и позволило Анне Ахматовой охарактеризовать СП СССР как «союз профессиональных убийц». Богема, она и есть богема.

Деятельность комиссии шла по восходящей года до 53-го, когда в американском обществе стало укрепляться мнение, что в своих расследованиях Маккарти зашел слишком далеко. Работу комиссии тихо свернули, а сенатор Маккарти вскоре скончался. Как уверяют, от злоупотребления вином.

В течение длительного времени русским было совсем некстати рассуждать о подвигах сенатора Маккарти. Во-первых, советский атомный шпионаж, поддержка (хотя, как правило, малоплодотворная) коммунистических организаций в США действительно имели место. Во-вторых, как бы ни был хорош сенатор Маккарти с точки зрения либеральной философии права, все его деяния не могли идти ни в малейшее сравнение с тем, что в том же 1950 году творилось в СССР и «странах народной демократии». В Америке шел на сотни счет людей, лишившихся работы и положения в обществе. В коммунистических странах счет людей, лишившихся жизни и свободы, шел на миллионы. При таком балансе обличать сенатора Маккарти было как-то несподручно.

Впрочем, обличения шли. Кроме советского агитпропа, которому чудеса, творимые комиссиями по расследованию антиамериканской деятельности, всегда были необычайно кстати — «у нас был ГУЛаг, зато у вас был Маккарти», — тень покойного сенатора усиленно тревожили либералы-шестидесятники в дозволенных к публикации вольнодумных новомировских заметках. Подобно тому, как роммовский «Обыкновенный фашизм» не мог не порождать неконтролируемых ассоциаций, так и пересказ либеральных американских мыслителей, клеймящих маккартизм, прилагался к советским реалиям — цензуре же было решительно не к чему придраться, не бесноватого же сенатора ей защищать, в самом деле.

Потом про Маккарти у нас окончательно забыли — довлеет дневи злоба его. Сейчас, однако, неконтролируемые ассоциации вновь волнуют душу и, как всегда, самым зловредным образом. Неистовство, с которым великая американская нация предается то расследованию изысканных эротических забав своего президента и тщательному обнюхиванию платья Моники, то борьбой с сексуальными домогательствами (сильно погореть можно за один масленый взгляд, а уж про двусмысленную фразу и говорить нечего — зае…т, замучают, как Пол Пот Кампучию), то расследованию всеобъемлющего заговора русской мафии, то обличению нынешнего кровавого русского тоталитаризма, поневоле вызывает воспоминания о блаженной памяти сенаторе. То, что на строгом языке партийных постановлений именовалось словом «кампанейщина», оказывается чрезвычайно присущим не только партийным и советским органам эпохи СССР, но также беспартийным и антисоветским органам нашего великого заокеанского соседа. Идеологическая кампания есть идеологическая кампания, что тут — что там.

Ведь в чем, собственно, заключалась проблема, так воодушевившая сенатора Маккарти? В эпоху «красных тридцатых», а затем в эпоху военного сотрудничества США с СССР в Америке явилось достаточно большое количество людей, которых В. И. Ленин называл «полезными идиотами» — за их готовность страстно дружить со Страной Советов и продавать Стране Советов веревку, на которой их же и повесят. На самом деле количество американских полезных идиотов как в абсолютном, так и в относительном исчислении резко уступало количеству идиотов западноевропейских — что творилось в смысле любви к СССР и великому Сталину в послевоенных Англии, Франции, Италии, — этого ни в сказке сказать, ни пером описать, однако даже и скромные американские показатели были неприятны и вызывали тревогу. Однако вместо того чтобы увольнять человека с госслужбы за то, что он идиот, хотя и полезный для Страны Советов, но совершенно бесполезный и даже вредный для страны, правительству которой он за деньги служит, было решено развернуть мощную кампанию, в ходе которой один идиот совершенно идиотским образом покушался искоренять других идиотов. Отчасти поэтому у многих неамериканцев стало складываться впечатление, что кампанейский идиотизм является неотъемлемой частью великой американской демократии. Столкнувшись с некоторой проблемой, американцы, похоже, в принципе не способны решать ее умеренно-рассудительным образом (Клинтона мягко пожурить за блудодейные наклонности, на поимку русской мафии отрядить полисмена, полезных идиотов потихоньку поувольнять с госслужбы, неграм плевать в душу поменьше, а лучше вообще не плевать etc.) — но исключительно с превеликим уханьем и гиканьем. Если уж бороться с пьянством, то не иначе как посредством сухого закона, если упразднять дискриминацию негров, то не иначе как вводя фактическую дискриминацию белых, если отказываться от преследования гомосексуалистов, то не иначе как устроением каких-то совершенно содомских нравов и обычаев, если огорчаться тем, что русские олигархи назанимали много денег, а отдавать их туговаты, то не иначе как написанием в газетах и произнесением в публичных речах такого фантастического бреда про Россию и русских, после которого россиян, сохранивших благорасположение к США, скоро можно будет в музее за большие деньги показывать.

Сторонники американского образа жизни на то возражают, что, конечно, много странного порой происходит в этом самом образе жизни, однако великая сила американской демократии заключается в том, что мы, народ Соединенных Штатов, умеем осознавать свои ошибки и демократическим образом исправлять их, после чего сияющий город на холме начинает сиять еще ослепительнее. Отчасти это верно. Самые выдающиеся конкретные идиотизмы американского образа жизни — они не навечно, а на некоторое время, после чего их либо высокоторжественным способом отменяют (сухой закон, дискриминационные законы против негров), либо, что бывает чаще, предают забвению и благоумолчанию. Формального расследования деятельности Маккарти по расследованию никогда не было, а с какого-то момента сочли за благо сделать вид, что просто ничего не было. Вполне возможно, что и нынешнюю политкорректность ждет схожая судьба. Когда общественное лицемерие станет ощущаться всей нацией как невыносимое, вполне возможно, что с амвона будет провозглашено новое великое открытие: представителей национальных, сексуальных etc. меньшинств отныне не обязательно страстно любить, а достаточно не обижать. Это будет новый триумф американской демократии.

Есть, однако, опасность, что и упразднение надоевшей политкорректности вряд ли обойдется без столь любимой американским народом кампанейщины — как бы в результате не стали вновь именовать негров «черномазыми» и усиленно бить их по морде и за дело, и совсем не за дело, а просто так. Во всяком случае с упразднением маккартизма все вышло именно таким образом.

Антикоммунистические и антипрогрессивные безобразия сенатора дали американским левым, именующим себя либералами (не путать с либералами в европейском значении слова, ибо в Америке так принято называть отнюдь не правых, но сильно розовых), несокрушимый аргумент для смелого разоблачения любых попыток смиренно и наивно указать полезным идиотам, что они все-таки идиоты, и безобразные злоупотребления сенатора Маккарти этого прискорбного обстоятельства никак не отменяют. Подобно тому, как в Италии 70-х годов, издерганной терроризмом, всеобщим бардаком и беспрестанными забастовками по поводу и без повода, всякий выказавший свое раздражение по поводу того, что железнодорожники со своими стачками совсем озверели, и поделившийся надеждой что поезда, может быть, когда-нибудь все-таки станут ходить по расписанию, немедленно зачислялся прогрессивной общественностью в фашисты — ибо при Муссолини поезда ходили по расписанию, и желающий возобновления этого обычая не может не быть фашистом, так и в американской общественной жизни (в особенности жизни университетской) всякое осуждение либерального психоза было чревато немедленным обвинением в маккартизме со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Модель осталась прежней, только аргумент поменялся. Прежде смертным грехом было сочувствие коммунизму, а сочувствующие изыскивались посредством глубокого чутья изыскателей, теперь смертным грехом стало сочувствие маккартизму, способ же изыскания остался прежний. Равно как и вся манера уханья и гиканья, без которой, похоже, в Америке вообще никакое новое начинание невозможно.

Оно и Христос бы с ними, у нас своих пороков хватает, к уханью и гиканью мы и сами склонны, и проще было бы оставить североамериканцев с их странными обычаями в покое. Даже мрачное суждение бывшего американского, а ныне российского жителя, обозревателя радио «Серебряный дождь» Александра Гордона, указавшего, что американцы не дети, а хуже, ибо дебил в отличие от ребенка никогда не станет взрослым, можно было бы отнести на счет желчности обозревателя и воспринять философически — дебилы так дебилы, с кем не бывает. Беда, вероятно, не в дебильности как таковой, но в неодолимой склонности к поучению и нравоучению, простым дебилам как раз даже и не свойственной. Просто когда один очень большой дебил вдруг воображает себя совестью человечества и мировым правительством, это очень вредно для других стран (в частности, для России), ибо вместо того чтобы заниматься мирным благоустроением своего дома, одни граждане этих стран стремятся во всем подражать дебилу (что не полезно), другие же объявляют все, исходящее от дебила, мерзостью и непотребством, каковая генерализация еще менее полезна. Тут уместнее философический подход: при очередных поучениях дебила и при его очередных призывах встать на борьбу с кровавым русским тоталитаризмом следует предаться благочестивым рассуждениям о том, что, вероятно, и дебилы для чего-то нужны в Божьей экономии. Блажен муж, иже и скоты милует.

Максим СОКОЛОВ
обозреватель газеты «Известия»

На фотографиях:

  • CЕНАТОР ДЖОЗЕФ МАККАРТИ РАЗВОРАЧИВАЕТ КАМПАНИЮ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ АНТИАМЕРИКАНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
  • В материале использованы фотографии: EAST-NEWS

См. также[править | править код]

  • Охота на ведьм
  • Маккартизм
  • Комиссия Деккера — Виска
  • «Король в Нью-Йорке» — кинофильм Чарльза Чаплина, вышедший на экраны в 1957 году.

Маккартисты у власти

Наивысшего влияния Джозеф Маккарти и его сторонники достигли во время президентства республиканца Эйзенхауэра. Маккартизм был на грани становления официальным государственным курсом страны, так как ещё в ходе предвыборной кампании президент заявлял, что он поддерживает усилия, предпринятые сенатором по «очистке правительства от коммунистов».

«Как Сталин надеется уничтожить Америку». «Как Сталин надеется уничтожить Америку». Источник: blogspot.com

Свои расследования маккартисты проводили теперь через различные комиссии Конгресса. Сенатор Маккарти стал главой сенатской комиссии по правительственным операциям и Постоянного подкомитета по расследованиям. Обвинениям в антиамериканизме и измене подвергались все, кто давал хоть малейший повод к сомнениям. Маккартисты стали крушить профсоюзы, увольняли служащих и государственных деятелей. Сильной «чистке» подвергался и государственный аппарат. Только за первые месяцы было уволено 800 человек, ещё 600 ушли в отставку сами. Помимо государственного аппарата «чистке» подверглись и многие знаменитые деятели, значительная часть которых также была уволена, осуждена или занесена в «черные списки».

Плакат партии британских консерваторов, 1909 год. Плакат партии британских консерваторов, 1909 год. Источник: lab.ru

Маккартисты также не оставляли без внимания и университеты, где увольняли профессоров и сжигали книги. Под контролем маккартистов стали находиться все суды, в том числе Верховный суд и министерство юстиции. В 1954 году маккартисты принимают новый закон — «Акт 1954 года о контроле над коммунистами». По этому акту они объявляли коммунистическую партию незаконной, лишая её всех прав и привилегий, которые были у остальных партий. Кроме того, он запретил коммунистам получать заграничный паспорт и установил 14 признаков, определяющих причастность к коммунизму.

«Хочешь бороться с коммунизмом, но не знаешь как? Настоящими долларами!» «Хочешь бороться с коммунизмом, но не знаешь как? Настоящими долларами!» Источник: funnyjunk.com

В 1953 году вышла пьеса американского драматурга Артура Миллера «Суровое испытание» о судебном процессе над салемскими ведьмами, в которой звучал намёк на деятельность комиссии. В 1956 году Миллер был вызван в комиссию и обвинён в неуважении к Конгрессу. Но это было в 50х. Не стоит забывать, что маккартизм — пик антикоммунистических настроений. Ещё в тридцатых годах была создана комиссия сената США по расследованию антиамериканской деятельности. Именно они преследовали начали собирать досье на многих будущих жертв.

Рекомендации

Процитированные работы

  • Скобы, Уильям Г. (2006). Энциклопедия конфиденциальности . Гринвуд Пресс. ISBN   978-0-313-08670-0 .

Великий инквизитор

В 1950 году к «борьбе с коммунизмом» подключилась «тяжёлая артиллерия». В феврале этого года сенатор-республиканец от штата Висконсин Джозеф Маккарти выступил с заявлением о том, что в Госдепе США окопались более 200 коммунистов, причём Маккарти предоставил список этих людей, в который ухитрился занести даже министра обороны Джорджа Маршалла — автора знаменитого плана послевоенного восстановления Европы.

59c0f779370f2cbb188b4567.jpg
  • Сенатор США от Висконсина Джозеф Маккарти
  • AFP

После выступления Маккарти в США начались самые суровые годы гонений на тех, чья лояльность по отношению к американскому правительству вызывала хоть малейшие сомнения. Эти годы теперь именуют эпохой маккартизма. Жертвой маккартизма стал и Чарли Чаплин.

Маккарти, будучи ограниченным фанатиком, готовым искать коммунистов буквально под кроватью, понимал важность двух факторов: влияния телевидения, которое как раз получало широкое распространение в США, и хороших отношений с президентом.

В 1952 году президентом стал друг Маккарти — республиканец Дуайт Эйзенхауэр. Маккарти, лицо которого не сходило к тому времени с телевизионных экранов, смог занять в сенате пост руководителя постоянного подкомитета по расследованиям. Деятельность Маккарти в этой должности обрела небывалый размах: он искал коммунистов в «Голосе Америки», в библиотеках (подозрительные книги уничтожались путём сожжения), в армии США. Под его влиянием в Техасе чуть было не приняли смертную казнь в качестве наказания за членство в коммунистической партии. Под подозрение Маккарти попали даже два проживавших в США лауреата Нобелевской премии — Альберт Эйнштейн и Томас Манн.

Но излишняя прыть сенатора и явная неадекватность многих его обвинений привели к тому, что он поссорился с теми, кто сделал его популярным. Уже в 1954 году телевидение разочаровалось в Маккарти, а на прямой телетрансляции слушаний сенатора против армии США он показал всей стране, что его аргументация строится на хамстве и огульных обвинениях.

С этого времени кампания пошла на убыль, а сам Маккарти в 1957 году скончался вследствие обострения заболеваний, вызванных алкоголизмом.

Результатами антикоммунистической истерии в США стали десятки изломанных судеб и эмиграция многих талантливых людей. В их числе оказался и Чарли Чаплин. После изгнания он побывал в Америке всего один раз: в 1972 году ему выдали кратковременную визу для получения «Оскара».

Отражение в литературе[править | править код]

  • Экспансия (цикл книг) Юлиана Семенова

Преследование Чарли Чаплина

Одним из самых известных людей, которых преследовали за симпатии к коммунистам, был Чарли Чаплин. Глава ФБР Эдгар Гувер дал указание активизировать работу по сбору на Чаплина обширного досье, начатого ещё в 1930-е годы, и пытался выдворить актёра из страны. Преследование Чаплина со стороны ФБР выросло после того, как он провёл в 1942 году кампанию в поддержку открытия второго фронта, и достигло критического уровня в конце 1940-х годов, когда конгрессмены угрожали привлечь его в качестве свидетеля на слушаниях в конгрессе. Этого не случилось, возможно, из опасения, что Чаплин мог сочинить сатиру на своих преследователей.

Чарли Чаплин. Чарли Чаплин. Источник: pictures.com

В 1952 году Чаплин создаёт фильм «Огни рампы» — рассказ о судьбе творческого человека и о творчестве вообще. 17 сентября 1952 года Чаплин отправился в Лондон на мировую премьеру «Огней рампы», и Эдгар Гувер добился от иммиграционных властей запрета на обратный въезд актёра в страну. Что самое характерное, коммунистом Чаплин не был.

«Смотри под маску! Коммунизм — это смерть». «Смотри под маску! Коммунизм — это смерть». Источник: funnyjunk.com

Несмотря на всю свою кажущуюся мощь, маккартизм склонился к закаты в 1954 году. В марте 1954 года известные телевизионные журналисты и общественные деятели демократы Эдвард Мэроу и Фред Френдли в эфире программы «See It Now» подвергли острой критике нарушения, допущенные сенатором в сфере гражданских прав. Передача вызвала широкий общественный резонанс. Зёрна сомнения, брошенные Мэроу, дали всходы в середине того же года, когда в течение нескольких недель общественности в прямом эфире были показаны слушания Постоянного подкомитета по расследованиям, где Маккарти допрашивал высокопоставленных военнослужащих, среди которых были в том числе и герои войны. Президент США Дуайт Эйзенхауэр, несмотря на тесные дружеские связи с Маккарти, был вынужден публично осудить политическую инициативу сенатора.

«Если коммунисты победят, наши женщины будут беспомощны под сапогами русских» «Если коммунисты победят, наши женщины будут беспомощны под сапогами русских» Источник: pinimg.com

Против него выступили председатель республиканской партии Леонард Холл и министр обороны Стивенс. Консерватор Холл заявил: «Когда он начинает атаковать лиц, которые, как и он, борются против коммунизма, я не могу идти с ним». В качестве ответа на скандальные слушания представители американских ВВС обвинили Маккарти в подтасовке фактов. Расследование обвинений, выдвинутых против деятельности сенатора, было поручено специальной Комиссии. В 1955 году Маккарти внес свою последнюю резолюцию в Сенат касательно изменения строя в социалистических странах, которая была отклонена 77-ю голосами против 4-х. Слушания по его делу были завершены. Процесс не транслировался по радио и не был показан на телевидении с целью исключить фигуру Маккарти из поля зрения общественности. Столь неожиданный поворот событий усугубил алкогольную зависимость, от которой и ранее страдал политический деятель. В 1957 сенатор Маккарти скончался от цирроза печени в больнице города Бетесда в возрасте 48 лет.

Ссылки[править | править код]

  • Максим Соколов. Однажды в Америке
Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...