Определение и принципы закона места нахождения вещи (lex rei sitae)

Закон lex rei sitae. Момент перехода права собственности и момент риска случайной гибели. Применение автономии воли.

Закон lex rei sitae

В XIX веке коллизионные вопросы касались только недвижимого имущества. На движимые вещи распространялось право личного закона собственника. Действовал принцип «следования движимости за лицом». Сегодня формула «lex rei sitae» применима и к движимому имуществу.

Замечание 1

Если место нахождения вещи изменилось, действует закон местонахождения вещи в момент, факта юридической направленности.

Закон lex rei sitae признается всеми государствами как начало всех законов, которые осуществляют регламентирование прав на вещь, включая в себя любое имущество. Закон местонахождения вещи является правом той страны, на чьей территории она существует. Бывают исключительные ситуации. Например, вещь была приобретена в одном государстве, затем переместилась на территорию другого. Как в этом случае определяется право на собственность? Оно находится там, где было приобретено имущество, а не там, где находится, при этом право на вещь, субъективное гражданское право, не может противоречить праву государства, где находится вещь.

Замечание 2

Если вещь внесена в государственный реестр , то ее правовой статус определяется правом этого государства, не имеет значения, где находится вещь в реальности.

Lex fori — закон суда[править | править код]

Коллизионная привязка «закон суда» отсылает к праву государства, в котором проходит судебный процесс по конкретному юридическому делу. Саму по себе привязку lex fori следует отличать от односторонней коллизионной нормы, которая прямо указывает на право конкретного государства (естественно, того, к которому принадлежит коллизионная норма, e.g. — признание в РФ физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим подчиняется российскому праву)

1. lex rei sitae

lex rei sitae ( ) <1>. , .. , .

<1> , lex rei sitae , (. 12 1962 .), (. 27 ), (. 18 ), (. 43 ), (§ 1 . 87 2004 .), (. 10.1 ), (. 18 ) .

1205 , , . 1 2013 . . 1205.1 lex rei sitae , , , , , ; <2>. . 1205.1 .

<2> . , . 2.4 VIII , , , , , .

lex rei sitae . , lex rei sitae <3>, , <4>.

<3> .: .. : 3 . ., 2002. . 1. . 231.
<4> .: Beale J.H. The situs of things // Yale Law Journal. 1919. Vol. XXVIII. N 6. P. 525.

lex rei sitae , . , lex rei sitae .

, , , :

  1. (lex domicilii), XIX . ” ” (mobilia sequuntur personam). , , <5>;
  2. , , , (lex loci actus) <6>. : , ;
  3. (lex rei sitae), , .

<5> .: Lalive P.A. The Transfer of Chattels in Conflict of Laws: A Comparative Study. Clarendon Press, 1955. P. 34 – 40; Zaphiriou G.A. The Transfer of Chattels in Private International Law: A Comparative Study. University of London Legal States. Athlone Press, 1956. N 4. P. 17 – 25.
<6> .: Lalive P.A. Op. cit. P. 74 – 83; Zaphiriou G.A. Op. cit. P. 25 – 30.

, lex rei sitae.

Правовое регулирование иностранных инвестиций

Иностранные инвестиции – это материальные и нематериальные ценности, принадлежащие юридическим и физическим лицам одного государства и находящиеся на территории другого государства с целью извлечения прибыли. Инвестиции можно разделить на прямые и косвенные (портфельные). Прямые инвестиции – это создание совместных предприятий и предприятий, на 100 % принадлежащих иностранным инвесторам. Иностранные инвесторы прямо и непосредственно участвуют в управлении предприятием. Портфельные инвестиции не предусматривают непосредственного участия в управлении компанией, а предполагают получение иностранными инвесторами дивидендов на акции и ценные бумаги (т. е. на капитал, вложенный в эти предприятия).

В структуре правового регулирования инвестиционных отношений можно выделить два уровня: международно-правовой (заключение международных соглашений) и внутригосударственный (основа – национальное законодательство принимающего государства). Международно-пра во вое уни вер саль ное регулирование предусмотрено в Вашингтонской конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 г. и в Сеульской конвенции об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций 1985 г.

В соответствии с Вашингтонской конвенцией при МБРР был учрежден МЦУИС. Разрешение инвестиционных споров производится путем проведения примирительной процедуры (гл. III Конвенции) либо путем арбитражного производства (гл. IV). В целях избежания споров принимающие государства обязаны предоставлять национальные гарантии иностранных инвестиций.

Более действенный способ защиты иностранных инвестиций – это страхование. Сеульская конвенция предоставляет иностранным инвесторам финансовые гарантии путем страхования инвестиций от некоммерческих рисков. Функции МИГА – заключение договоров страхования и перестрахования иностранных инвесторов от некоммерческих рисков. В Сеульской конвенции закреплено понятие традиционных некоммерческих рисков – это риски, связанные с переводом валют (кроме девальвации местной валюты), экспроприацией или аналогичными мерами, войной, революцией, государственными переворотами и гражданскими беспорядками (кроме террористических актов, направленных непосредственно против владельца гарантий). Кроме традиционных некоммерческих рисков Сеульская конвенция предусматривает покрытие риска нарушения договора со стороны принимающего государства. В соответствии с Конвенцией создана система государственного и частного страхования на национальном уровне, дополненная международной многосторонней системой страхования иностранных инвестиций.

Конвенция о защите прав инвестора 1997 г. стран СНГ определила правовые основы осуществления различных видов инвестиций и гарантии прав инвесторов. Для иностранных инвесторов устанавливается национальный режим (за исключением изъятий, определенных в национальном законодательстве государств-участников). Инвесторам предоставляются гарантии от изменения законодательства; защита от национализации; право на использование доходов, приобретение акций и ценных бумаг, участие в приватизации, приобретение вещных прав на земельные участки, природные ресурсы и недвижимое имущество, заключение концессионных договоров и соглашений о разделе продукции в отношении объектов, относящихся к монополии принимающего государства.

Наиболее гибким инструментом регулирования инвестиционных отношений являются двусторонние международные соглашения о взаимном поощрении и защите иностранных капиталовложений. Цель таких соглашений – обеспечить на территории одного договаривающегося государства максимальную защиту капиталовложений другого договаривающегося государства, предоставление гарантий беспрепятственного вывоза валютной части прибыли и гарантий от некоммерческих рисков. В двусторонних международных договорах о взаимной защите инвестиций предусматривается взаимная обязанность государств не проводить принудительного изъятия капиталовложений путем национализации, реквизиций или конфискации в административном порядке. Двусторонние соглашения о взаимной защите и поощрении инвестиций связывают большинство государств мира (Российская Федерация заключила более 30 подобных соглашений – с Финляндией, Францией, Канадой, США, Италией, Австрией, Данией, Грецией и др.).

Инвестированию иностранного капитала в экономику принимающего государства в значительной степени способствуют соглашения об избежании двойного налогообложения. Эти соглашения призваны разделить налоговую юрисдикцию государств, согласовать наиболее важные в налоговом праве термины, установить круг налогооблага-емых доходов и налоговый режим. Все это создает дополнительные гарантии для иностранных инвесторов. Россия участвует почти в 90 двусторонних соглашениях об избежании двойного налогообложения (с Великобританией, Канадой, Кипром, Испанией, Италией, Бельгией, Австрией, Японией, ФРГ, США и др.)

В большинстве государств отсутствует кодифицированное национальное законодательство об иностранных инвестициях. К ним применяется общее законодательство (антимонопольное, антитрестовское, налоговое, гражданское, валютное, банковское). Специальные законодательные акты об иностранных инвестициях приняты практически во всех государствах и устанавливают порядок инвестирования, правовой режим иностранной собственности, организацию иностранных капиталовложений, режимы иностранных инвестиций, льготы для них, полную и безусловную правовую защиту иностранных инвесторов. Каждое государство самостоятельно устанавливает порядок допуска иностранного капитала на свою территорию. В одних странах действует разрешительная, или лицензионная, система (Индия, страны Латинской Америки), в других установлен режим свободного допуска иностранного капитала.

В любом случае принимающее государство обязано создавать для иностранных инвесторов стабильные, равноправные, благоприятные и гласные условия. Договор 1994 г. к Энергетической хартии предписывает принимающим государствам устанавливать для иностранных инвесторов национальный режим или режим наибольшего благоприятствования. Изъятия из этих режимов должны быть сведены к минимуму. Как правило, в национальном законодательстве предусмотрено несколько видов режимов иностранного инвестирования. Кроме режимов наибольшего благоприятствования и национального может устанавливаться и особо льготный (преференциальный) режим. Преференциальный режим предусматривается для иностранных инвесторов, производящих инвестирование в особо крупных размерах либо в особо важные и капиталоемкие отрасли национальной экономики.

В законодательстве большинства государств есть «дедушкина» (стабилизационная) оговорка о применении к иностранным инвесторам более благоприятного для них законодательства. В законодательстве Армении, Молдовы, Казахстана закреплено положение о том, что, если новое законодательство ухудшает положение иностранного инвестора, к нему применяется автоматически прежнее законодательство вплоть до истечения срока инвестиционного соглашения. В российском законодательстве «дедушкина» оговорка сформулирована несколько иначе: иностранный инвестор в случае ухудшения своего положения вследствие изменения законодательства сам должен обратиться в компетентные органы с требованием о применении к нему прежнего законодательства.

Серьезным препятствием для осуществления иностранного инвестирования является проблема национализации имущества иностранных частных лиц. В современном международном праве признается недопустимость национализации имущества иностранного государства и правомерность национализации иностранной частной собственности. Однако в современном праве и практике закреплена безусловная обязанность государства выплатить иностранному лицу быструю, эффективную и адекватную компенсацию в случае национализации его собственности. Двусторонние договоры о взаимной защите инвестиций, как правило, предусматривают отказ принимающего государства от принудительного изъятия иностранных капиталовложений путем национализации, конфискации или реквизиции.

В России отсутствует систематизированное инвестиционное законодательство. Правовой базой выступают специ^ьные ФЗ от 30.12.1995 № 225-Фз «О соглашениях о разделе продукции», от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» и др., отдельные отраслевые законы, указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Во многих субъектах РФ принято собственное инвестиционное законодательство.

Под иностранными инвестициями понимается вложение иностранного капитала в объекты предпринимательской деятельности на территории РФ в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, – деньги, ценные бумаги, иное имущество и имущественные права, имеющие денежную оценку, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, услуги и информация. Иностранные инвесторы на территории РФ пользуются национальным режимом. Российское законодательство закрепляет целый комплекс мер, гарантирующих стабильность правового положения иностранных ин ве с то ров.

В российском законодательстве сохраняется право Российской Федерации на национализацию, но устанавливается принцип быстрой, адекватной и эффективной компенсации в пользу иностранного собственника. Выплата компенсации производится в той валюте, в которой было произведено инвестирование, либо в любой другой валюте по желанию инвестора. К спорам о национализации должно применяться российское право, а сами споры рассматриваться в российских правоприменительных органах. Естественны резко отрицательное отношение иностранных инвесторов к подобным установлениям нашего национального права и их нежелание рисковать своими капиталами, вкладывая их в российскую экономику.

3.2.

, , , , , , , . .

, , . , , numerus clausus. , , (, ), <19>. , ” (nantissement de vehicule automobile) (§ 1204 , § 805 ), , ” <20>.

<19> .: ., ., .. . . ., 2001. . 200.
<20> . . 200.

Применение автономии воли

К договору, касающемуся вещных прав, применяется автономия воли. Это означает, что стороны сами выбирают применимое право, независимо от места нахождения имущества. Это новшество в МЧП введено для расширения применения автономии воли ко всем отношениям, основанным на договоре. Ранее считалось невозможным применять автономию воли к вещным правам, теперь это допустимо в отношении движимого имущества и недвижимости.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...