По остаточному принципу. Почему российской медицине не хватает денег :: СамолётЪ

Бесплатная медицинская помощь в России — миф, за который население расплачивается деньгами и здоровьем. Дефицит финансирования государственной медицинской помощи усугубляется тем, что оно «размазано» по множеству не связанных между собой каналов.

Денег нет

Основной докладчик — главврач расположенной в Череповце 2-й областной больницы Андрей Пулин привёл пугающие цифры. По его больнице тариф территориальной программы ОМС на специализированную и стационарную помощь в среднем снизился на 6%, по дневному стационару — на 7%. «Тариф на лечение послеродового сепсиса уменьшился на 13%, на операции на кишечнике — на 29%, на сотрясения головного мозга — также на 29%, отравления, при которых отказывают органы, — на 18%, все переломы и травмы — на 30%, — цитирует Пулина пресс-служба ЗакСа. — При этом необходимо повышать зарплату врачам и медсестрам в соответствии с указами президента, растет стоимость медикаментов и услуг ЖКХ».

Любопытно, что такое падение произошло на фоне общего роста страхового медицинского тарифа в регионе[ЮА1] на 7,7%. И особенно вызывающе оно выглядит на фоне цифр, названных на вчерашней встрече губернатора Олега Кувшинникова с президентом Владимиром Путиным. Как сообщает пресс-служба главы региона, на строительство двух поликлиник в Вологде и Череповце губернатор попросил у президента 1,5 млрд рублей. И получил согласие главы государства.

Между тем, как утверждают в департаменте здравоохранения областного правительства, долги медорганизаций Вологодской области уже составляют порядка 167 миллионов рублей. А для того, чтобы закрыть все финансовые проблемы медицинских учреждений, нужно больше 600 млн рублей.

Эти деньги теоретически можно взять в федеральном фонде ОМС, но это долгая канитель: вопрос необходимо согласовать с правительством, внести изменения в бюджет ФОМС. Наверное, поэтому, как говорит директор территориального Фонда обязательного медицинского страхования Вологодской области Сергей Мартов, чиновники федерального фонда игнорируют обращения коллег с территорий.

Деньги есть в бюджете Вологодской области, которая в прошлом году не сумела освоить почти 1,5 млрд рублей. Но в рамках распределения полномочий область финансирует только часть специализированной медпомощи: психиатрической, наркологической и противотуберкулезной.

Недостаточное финансирование явно сказывается на доступности медицинской помощи для населения и её качестве. Иначе зачем было бы вологжанам в массовом порядке обращаться в столичные клиники или в медучреждения соседних областей, тратя на это, по словам начальника департамента здравоохранения области Сергея Бутакова, в среднем около 700 миллионов рублей в год.

Получается своеобразный замкнутый круг, в основе которого две беды. Первая — общее недостаточное госфинансирование отечественной медицины. Несмотря на громкие заявления президента о том, что в советское время не было такой социальной заботы о населении, как сейчас, когда прожиточный минимум записывается в Конституцию, отрасль финансируется по тому же «остаточному» принципу, как и в СССР. В 1989 году Советский Союз расходовал на здравоохранение 3,4% ВВП. В 2019 году в России суммарные расходы бюджета и системы ОМС на общедоступную медицинскую помощь — 3,5% (Владимир Путин, правда, в прошлом году пообещал, что в 2020 году они вырастут до 4,1%). Это в 2 раза меньше, чем средние расходы стран Евросоюза (7,2% ВВП) и в 3 раза, чем на считающейся нищей Кубе, где по-прежнему строят коммунизм, расходуя на медицину в относительном выражении наравне с развитыми странами (10,9% ВВП), а в долларах на душу населения — в 1,5 раза больше, чем Россия: $826 против $523. И, видимо, вот этих пятисот «с хвостиком» долларов заведомо недостаточно, чтобы гарантировать доступность современной медицинской помощи всему населению.

Вторая беда заключается в том, что и без того скудное финансирование медпомощи ещё и «размазывается» тонким слоем по нескольким каналам доставки до медучреждений. К уже упомянутым бюджетам регионов, ОМС и федеральному бюджету можно добавить ещё Фонд социального страхования и ПФР, которые отвечают за реабилитационное и санаторно-курортное лечение. Кроме того, программу госгарантий дублирует, с одной стороны, множество систем ведомственной медицины для элиты, чиновников и отдельных категорий населения, с другой стороны — сохранившаяся с советских времен «заводская» (корпоративная) медицина и тесно связанное с ней ДМС, которое субсидируется бюджетом через налоговые льготы или оплачивается им напрямую в случае ДМС госслужащих.

ОМС, так и ДМС финансируются из собственных средств работодателей, вынуждая их лоббировать налоговые льготы для «своего» ДМС и бороться против увеличения взносов на «общее» ОМС. Получается, что в конкуренции каналов доставки средств общественные интересы проигрывают корпоративным: взносы ОМС в России рассчитываются с регрессом, а их максимальная ставка (5,1% ФОТ) ниже как налоговой льготы на ДМС (6% ФОТ), так и европейского минимума − 7,5% ФОТ, к примеру, в Греции и Австрии.

А бюджет платит как за программу госгарантий, так и за ведомственную медицину для чиновников.

Хотите знать об инвестициях все?

Подпишитесь на рассылку, чтобы не пропустить самые важные новости и полезные материалы.

Вы успешно подписались на рассылку InvestFuture!

Благодарим вас за оформление подписки! Первое полезное письмо поступит на ваш почтовый ящик в течение недели. Управлять настройками подписки вы можете в личном кабинете.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях:

Нашлось результатов: 0 (0,00 сек)

Свободный доступ

Ограниченный доступ

Уточняется продление лицензии

  • О консорциуме
  • Форум
  • Технические требования
  • Контакты

v. 1.0.51 Дизайн — AlterEGO ©

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...