Рентоориентированное поведение – это… Что такое Рентоориентированное поведение?

Понятие рентоориентированного поведения в экономике, его формы. Корпоративная культура как способ борьбы с рентоориентированным поведением. Влияние извлечения инсайдерской ренты на работу компаний и отражение антикоррупционных мер в их этических кодексах.

Понятие рентоориентированного поведения в экономике, его формы. Корпоративная культура как способ борьбы с рентоориентированным поведением. Влияние извлечения инсайдерской ренты на работу компаний и отражение антикоррупционных мер в их этических кодексах.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

  • Введение
  • Полное раскрытие понятия термина «рентоориентированное поведение»
  • Основные формы рентоориентированного поведения
  • Рентоориентированное поведение в России
  • Пример явления рентоориентированного поведения
  • Корпоративная культура как способ борьбы с рентоориентированным поведением
  • Возможные последствия рентоориентированного поведения

Рентоориентированное поведение в экономике представляет собой деятельность индивидуумов, организаций или фирм, направленную на получение выгод путём манипулирования законодательными или экономическими условиями, а не путём производства и продажи товаров или услуг.

В общем случае понятие рентоориентированного поведения подразумевает извлечение прибыли без участия в какой-либо продуктивной деятельности, например путём получения контроля над земельным участком или иными природными ресурсами либо введения законодательных обременений в некоторой сферы человеческой деятельности. Рентоориентированное поведение считается негативным явлением, влекущим значительные потери общественного благосостояния.

Основная часть

Современная российская экономика переживает кризисный этап своего развития. Этот этап характеризуется резким расширением практики рентоориентированного поведения, изменением ее структуры, созданием неформальных институтов, обеспечивающих эту эволюцию, и превращением государственных институтов в защитников универсальности рентоориентированных практик.

Рентоориентированное поведение связано с имитационным эффектом: если одна фирма добивается на рынке успеха с помощью такого поведения, то и другие фирмы будут его копировать; в результате ущерб от рентоориентированного поведения возрастает. Причем чем больше организаций вовлечено в поиск ренты, тем меньше вероятность — в случае коррупции — наказания для каждой организации, что ведет к дополнительным инвестициям в поиск ренты.

Рентоориентированное поведение подрывает стимулы экономических агентов к инновационной деятельности. Во-первых, агенты вынуждены нести расходы, связанные с преодолением административных барьеров властных органов. Во-вторых, в экономике с широко распространенным рентоориентированным поведением кредиты для предпринимателей дороже. В-третьих, долгосрочные инвестиции в инновации теряют привлекательность. Все эти факторы отрицательно сказываются на инновационной активности и росте экономики.

Ситуативное поведение.

Под ним понимается использование непроизвольным и случайным образом представившейся возможности извлекать ренту. Актор оценивает такую возможность как наиболее выгодную для него по сравнению со всеми остальными в его системе критериев в некоей конкретной ситуации.

Целенаправленное поведение.

В этом случае актор сам прибегает к рентоориентированному поведению, априори полагая его наиболее выгодным в большинстве ситуаций. Это его личная жизненная стратегия.

Системное поведение. В этом случае целенаправленное поведение присуще большому числу акторов. Такое поведение рассматривается ими как естественное и общепринятое в рамках доминирующей в обществе системы неформальных институтов.

Учитывая специфику России, следует добавить еще одну форму:

Создание ренты.

Приращение возможностей для уже действующей ренты. Тем самым учитывается возможность деления рент на естественные и искусственные.

Ситуативное рентоориентированное поведение прибегает, главным образом, к присвоению финальных рент. Целенаправленное поведение не брезгует промежуточными рентами, чтобы расширять возможности и увеличивать призы от применения своей стратегии. Системное поведение характеризуется расширенным созданием искусственных рент, включая промежуточные.

Указанные виды поведения образуют взаимосвязанную систему. Удачный опыт ситуативного рентоориентированного поведения конкретного индивида формирует его склонность постоянно использовать такое поведение, что, в свою очередь, превращается в осознанную стратегию целенаправленного рентоориентированного поведения. Выгоды от «призов» в результате такой деятельности в условиях общего понимания ее незаконности и (или) моральной неприемлемости стимулируют создание неформальных институтов, поддерживающих рентоориентированное поведение и обеспечивающих его экспансию. Это выражается в поиске себе подобных и в их самоорганизации; в использовании формальных институтов, например, посредством принятия законов, поддерживающих ренты и расширяющих их возможности; в создании систем защиты рент и их эксплуатации с нелегальным привлечением средств легальных институтов. При доминировании такой системы неформальных институтов в результате формируется система, которую можно назвать «рентоориентированным обществом».

К сожалению, российская экономика становится все более рентоориентированной. Этому, в первую очередь, способствовал переход на рыночную экономику и масштабная приватизация. В такие моменты соблазн рентоориентированного поведения велик, и стимулы предпринимательства снижаются, и все желают преуспеть в распределении приватизируемой стоимости. Но при рентоориентированном поведении преуспевают не новаторы, обладающие предпринимательским талантом, а наоборот – чиновники, злоупотребляющие властными полномочиями, которым удается узурпировать права на государственные ресурсы, в том числе прибегая к криминалу.

Особенностью российской экономики является то, что рентоориентированное поведение присуще абсолютно всем секторам экономики: государственным чиновникам, фирмам, наемным работникам.

Государственные чиновники принимают хозяйственные решения, распоряжаясь при этом не собственными (личными, частными), а чужими (государственными) ресурсами. При этом эффективность использования последних лишь весьма косвенно сказывается на уровне индивидуальных доходов чиновников. В таких ситуациях объективно имеются стимулы для возникновения рентоориентированного поведения — стремления получить личную выгоду от принятия хозяйственных решений в свою пользу (в пользу «нужного» контрагента).

Предотвратить рентоориентированное поведение чиновников могут лишь два фактора – высокие нравственные устои индивида и жесткий общественный (включая государственный) контроль за использованием бюджетных средств и иного государственного и муниципального имущества. В современной России второй из этих факторов крайне ослаблен, уровень легальной защиты правомочий собственности, договоров и контрактов очень низок, слабая система исполнения судебных решений фактически только начинает формироваться, поэтому масштабы рентоориентированного поведения очень значительны.

В экономике с коррупцией и рентоориентированным госсектором, невозможно вести предпринимательскую деятельность, ориентированную на извлечение производственной прибыли. Во-первых, из-за высоких издержек ведения бизнеса, которые включают многочисленные «откаты» и взятки. Во-вторых, структура цен в российской экономике направлена на максимизацию извлекаемой ренты и выгодна добывающим отраслям, предприятия которых монополизированы. Это приводит к перекату ресурсов из отраслей с большей добавленной стоимостью в нефтянку, металлургию и т.п. Невыгодными становятся многие виды бизнеса.

В-третьих, в нашей стране формальные права собственности невозможно реализовать, если они не подкреплены неформальным контролем над активами. И компаниями управляют не их формальные собственники (акционеры), а так называемые «крупные инсайдеры», осуществляющие неформальный контроль над предприятием: собственники контрольного пакета акций, топ-менеджеры, или чиновники, временно возглавляющие госкорпорацию. Ввиду неформального характера контроля, положение крупных инсайдеров нестабильно, и поэтому их деятельность не направлена на улучшение долгосрочных перспектив компании и осуществление капитальных инвестиций. Временной горизонт деятельности крупных инсайдеров очень короткий, а их деятельность направлена на извлечение (как можно быстрее и как можно больше) инсайдерской ренты различными путями: урезая фонд оплаты труда и оклада менеджмента, сокращая инвестиции, избегая налогов, растрачивая амортизационные отчисления, не выплачивая дивиденды и т.д. Налицо рентоориентированное поведение инсайдеров, которые принимают хозяйственные решения во вред компании и ее акционеров, тем самым истощают предприятие.

Извлечение инсайдерской ренты порождает многочисленные социальные конфликты на предприятии, вызванные снижением заработной платы работников, ухудшением условий труда, ликвидацией социальной инфраструктуры компаний и т.п. Это приводит к отлыниванию рабочих от работы, распространению оппортунизма рабочих и менеджеров, которые воруют сырье и материалы, продукцию предприятия, работают «налево» на заводском оборудовании, за «откаты» заключают невыгодные контракты. Тем самым, рабочие и мелкие управленцы, являясь, по сути, мелкими инсайдерами, извлекают свою мелкую долю ренты.

Результаты опросов показывают, что доля выпускников вузов, желающих сделать профессиональную карьеру в частном секторе, уменьшается. Среди молодежи все больше тех, кто хочет «хорошо устроиться» в государственном секторе или госкорпорациях в поисках своей ренты.

рентоориентированный поведение инсайдерский антикоррупционный

Примером послужит нефтегазовый комплекс (НГК) России. В настоящее время в НГК сложилась ситуация, что рентоориентированное поведение является более эффективным для производителей, нежели прибылеориентированное поведение. Выгоднее продавать сырую нефть, чем заниматься ее переработкой, поскольку наибольшая величина природной ренты остается у нефтедобывающих предприятий. Например, у ОАО «Лукойл» рентабельность нефтедобычи, с учетом ренты, в 9 раз превосходит рентабельность нефтепереработки. Чтобы изменить поведение недропользователей, необходимо изъять у них те части ренты, которые не являются результатом инвестиционной деятельности и не используются на внедрение инноваций и развитие отрасли, в бюджет. Это приведет к трансформации их рентоориентированного поведения в прибылеориентированное, при котором они будут заинтересованы в снижении производственных трат и во внедрении инноваций, что позволит перевести страну и НКГ с сырьевого на инновационное развитие.

В таблице показано, как можно достичь инновационного развития:

Экономическая опасность рентоориентированного поведения заключается в том, что третья сторона лишает определенных возможностей одного из участников транзакции либо ограничивает их. В результате происходит не рост благосостояния, а лишь его перераспределение в чью-либо пользу.

Зачастую, понятие «рентоориентированное поведение» принимают за понятие «коррупция», так как коррупция – это одна из самых распространенных форм рентоориентированного поведения. С этой точки зрения и рассмотрим способы борьбы с данным явлением.

Коррупция в Российской Федерации является огромной проблемой. По данным агентства Transparency Int на 2007 г. Россия заняла 143-е место из 180 по уровню коррупции. А по данным генеральной прокуратуры, в 2006 году объем рынка коррупции составил более 240 миллиардов долларов.

Современное общество требует новых методов борьбы с коррупцией. Она должна вестись не только со стороны государства, но и со стороны организаций, также являющихся участниками коррупционных сделок.

Строгое соблюдение законодательства стало одной из основных ценностей для многих организаций, однако борьба с рентоориентированным поведением и коррупцией, как правило, лишь подразумевается под термином «соблюдение законов». Вопрос коррупции в нашей стране особенно актуален. Чтобы уменьшить это негативное явление, необходимо, чтобы в разряд ценностей и норм корпоративных культур входило честное ведение бизнеса, борьба с подкупом и взяточничеством.

Учитывая особенности менталитета и то, что коррупция в России процветала веками, перевести честный бизнес на базовый уровень ценностей корпоративной культуры будет сложно. Первым и главным шагом в этом процессе должна стать регламентация антикоррупционного поведения в документации организации и в первую очередь – в кодексе корпоративной этики.

По своей сути, кодекс корпоративной этики представляет собой свод правил и норм поведения, разделяемых большинством участников организации. С его помощью создаются единые стандарты совместной деловой деятельности.

Экономистом Скотниковым В.В. был проведен анализ кодексов корпоративной этики 14 компаний, действующих на территории Российской Федерации, на предмет отражения в них мер по борьбе с коррупцией и негативным рентоориентированным поведением.

Результат выглядит следующим образом:

– «Тендер Банк». Отражен запрет на принятие подарков, денег и услуг за работу; запрет на посредничество в даче взяток;

– ЭМЗ. В качестве антикоррупционных мер отражен запрет на вступление в коммерческие отношения с третьими лицами;

– «УЦ Энергетики». Позиционируют себя как противники коррупции;

– Hennes & Mauritz AB. Меры по противодействию коррупции не отражены;

– «Корпорация связи». Меры по противодействию коррупции не отражены;

– «Российские вертолеты». Запрещен прием вознаграждения за деятельность от третьих лиц;

– «Верофарм». Запрет на дачу и получение взяток;

– «Евразия Петролеум». Запрещено брать взятки;

– Международный аэропорт «Шереметьево». Меры по противодействию коррупции не отражены;

– РУСАЛ. Меры по противодействию коррупции не отражены;

– «Петроальянс». Запрещено давать и принимать подарки;

– Юникредит Банк. Меры по противодействию коррупции не отражены;

– ВТБ. Меры по противодействию коррупции не отражены;

– ТНК-ВР. Указано, что сотрудники не должны попустительствовать коррупции.

Стоит отметить, что многие организации не предоставляют свои кодексы для публичного ознакомления, что, на мой взгляд, является в корне неправильным: кодекс несет в себе ценности, нормы, наблюдаемые поведенческие стереотипы и прочие элементы культуры организации, которые должны быть доступны для общественности. Это повысит интерес потенциальных сотрудников и положительно скажется на репутации фирмы.

Анализ выявил ряд общих проблем и недостатков в отражении антикоррупционных мер в этических кодексах организации:

1) за исключением «Петроальянс», ни в одном кодексе не отражен запрет на дачу взяток;

2) не отражены правила взаимодействия с государственными чиновниками, хотя эта область является обширным полем коррупции;

3) неоднозначность формулировок. Тендер-Банк не запрещает получение подарков, если отказ от них может привести к негативным последствиям для банка. Подобная формулировка создает варианты обхождения антикоррупционных правил. Холдинг «Российские вертолеты» не запрещает получение подарков стоимостью до 10 тысяч рублей по случаям знаменательных дат и государственных праздников. Однако, учитывая то, что 10 тысяч являются достаточно значимой суммой, такой подарок может оказывать влияние на деятельность сотрудника.

Для совершенствования кодекса корпоративной этики с точки зрения борьбы с негативным рентоориентированным поведением и коррупцией необходимо:

– внести антикоррупционное поведение в список провозглашаемых ценностей и идеологическую часть кодека;

– создавать подробные, логичные и не противоречивые правила поведения сотрудников в ситуациях, связанных с передачей взяток, подарков и т.д.

С теоретической точки зрения, рентоориентированное поведение может приводить к возникновению значительного риска недобросовестного поведения. Если «покупка» благоприятного экономического окружения оказывается дешевле, нежели построение более эффективного производства, агенты будут выбирать первую возможность, получая доходы, не связанные с их вкладом в общественное благосостояние. Это приводит к неоптимальному распределению ресурсов, — затратам средств на лоббирование и контр-лоббирование, вместо вложений в исследования и разработки, улучшение бизнес-процессов, профессиональное развитие или дополнительные капитальные блага, — что, в конечном счете, тормозит экономический рост.

Рентоориентированное поведение коррумпированных государственных чиновников, предоставляющих индивидуумам или фирмам особые экономические привилегии, может открывать возможность эксплуатации ими других агентов. В частности, известно, что рентооориентированное поведение государственных чиновников может приводить к подъёму цен на общественные блага. Также показано, что рентооориентированное поведение в налоговых органах вызывает снижение бюджетных доходов.

Ряд экономистов считает, что налоговая система государства должна быть реформирована таким образом, чтобы, прежде всего, возвращать ренты, получаемые частными лицами от других агентов (в частности, связанные с землепользованием и загрязнением), а не облагать нагрузкой агентов, занятых в производительной экономической деятельности.

Список использованной литературы

1. www.wikipedia.org – свободная интернет-энциклопедия

2. статья экономиста Джейхуна Гусенова «Правда о российской экономике: рента 1:0 прибыль»

3. Виноградова А.В. «Институциональная экономика: теория и практика»

4. www.creativeconomy.ru – издательство «Креативная экономика»

5. www.dic.academic.ru – словари и энциклопедии

Размещено на Allbest.ru

Описание понятия[править | править код]

В общем случае понятие рентоориентированного поведения подразумевает извлечение прибыли без участия в какой-либо продуктивной деятельности, например путём получения контроля над земельным участком или иными природными ресурсами либо введения законодательных обременений в некоторой сфере человеческой деятельности.

Рентоориентированное поведение считается негативным явлением, влекущим значительные потери общественного благосостояния.

Большинство исследований рентоориентированного поведения концентрируются на попытках захвата монопольных привилегий, например государственного регулирования некоторых сфер экономики, однако сам термин восходит к намного более древней и устоявшейся практике присвоения части доходов от экономической деятельности агентов за счёт владения или контроля над земельными участками, на которых эта деятельность осуществляется.

Другие типы рентоориентированного поведения связаны с попытками перераспределения благосостояния путём сдвига налоговой нагрузки на определённые группы экономических агентов или перераспределения государственных расходов.

Вы робот?

Мы заметили, что с вашего адреса поступает очень много запросов.

Подтвердите, что вы не робот

Развитие теории[править | править код]

Предыстория[править | править код]

Критикуя Давида Рикардо, рассмотревшего земельную ренту и выявившую её дифференциацию в зависимости от качества земли, Карл Маркс подразделил её на два типа дифференциальной ренты: дифференциальную ренту I рода (возникающую при бо́льшей естественной производительности (плодородия) участка земли относительно «предельной» земли) и дифференциальную ренту II рода (возникающую при более высокой производительности земельного участка вследствие инвестиций собственника в повышение плодородия в сравнении с аналогичным участком, где инвестиций не было).

Дальнейшее развитие теория получила в работах Генри Джорджа, который полагал, что стоимость земли (и величина земельной ренты) в значительной степени определяется производством общественных благ и инфраструктуры (например, строительством дорог, общественных школ, поддержанием правопорядка и безопасности и т. д.), а не только деятельностью собственника. Подобная ситуация позволяет собственникам получать дополнительный выигрыш (ренту), демонстрируя рентоориентированное поведение. Чтобы пресечь его, Генри Джордж предлагал ввести земельный налог, полностью изымающий величину ренты в пользу государства.

Появление теории[править | править код]

Однако, как явление, рентоориентированное поведение было впервые описано в 1967 году в работе[1] Гордона Таллока при анализе монопольных рынков. Английский термин «rent seeking» был введен в 1974 году в работе Энн Крюгер[2]. При этом слово рента использовалось в смысле введенного Адамом Смитом разделения доходов на прибыль, заработную плату и земельную ренту[3].

При экономическом поведении агентов, ориентированном на получение прибыли, происходит производство дополнительной стоимости за счёт взаимовыгодных трансакций между ними (сделок), что влечёт рост общественного благосостояния[4].В отличие от этого, рентоориентированное поведение возникает в случае, когда третья сторона лишает одного из участников трансакции определённых возможностей, превращая иначе взаимовыгодную трансакцию в инструмент получения ренты другой стороной. Другими словами, рентоориентированное поведение не подразумевает прироста благосостояния агентов, а только перераспределение в чью-либо пользу уже имеющегося.

В то же время, критики концепции рентоориентированного поведения отмечают, что на практике может быть сложно различить поведение агентов, ориентированное на прибыль и рентоориентированное поведение[5].

Примеры рентоориентированного поведения[править | править код]

Часто приводимым примером ренты является институт выдачи лицензий (медальонов) водителям такси. В той степени, в которой данная мера ограничивает общее предложение (не рассматривая вопросы обеспечения компетентности и качества обслуживания), запрет деятельности таксистов, не имеющих медальонов, приводит к получению владельцами медальонов дополнительных доходов от обычных рыночных трансакций.

Рентоориентированное поведение в области экономического регулирования часто возникает в форме лоббирования. Связанной с этим концепцией является захват государства, относящийся к соглашениям между фирмами и правительственными агентствами, призванными регулировать их деятельность, что приводит к расширению возможностей по извлечению ренты, особенно в ситуациях, когда агентство опирается на информацию о рынке, предоставляемую самой фирмой.

Концепция рентоориентированного поведения также применяется к описанию коррупции чиновников, требующих и получающих взятки за применение предоставленных им властных полномочий по собственному усмотрению[6]. Примером являются чиновники налоговой службы, получающие взятки за снижение налоговой нагрузки на своих клиентов.

См. также[править | править код]

  • Общественные взгляды на интеллектуальную собственность (распространение исключительных прав на произведения, бывшие общественным достоянием)
  • Патентный тролль

Ссылки[править | править код]

  1. Таллок Г. Потери благосостояния от тарифов, монополий и воровства // Вехи экономической мысли / Под ред. А.П. Заостровцева. — СПб.: Экономическая школа, 2004. — С. 435—448. — ISBN 5-902402-07-7.
  2. Krueger, Anne. The Political Economy of the Rent-Seeking Society (англ.) // American Economic Review (англ.)русск. : journal. — 1974. — Vol. 64. — P. 291—303.
  3. Kelley L. Ross. Rent-Seeking, Public Choice, and The Prisoner’s Dilemma (неопр.). Дата обращения: 11 февраля 2007. Архивировано 4 марта 2012 года.
  4. Robert Schenk. Rent Seeking (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения: 11 февраля 2007. Архивировано 4 марта 2012 года.
  5. Pasour, E.C. Rent Seeking: Some Conceptual Problems and Implications (англ.) // The Review of Austrian Economics (англ.)русск. : journal.
  6. Chowdhury, Faizul Latif. Corrupt Bureaucracy and Privatization of Tax Enforcement (англ.). — Pathak Shamabesh, Dhaka, 2006. — ISBN 984-8120629.
  7. Dead Ends of Transition: Rentier Economies and Protectorates (англ.) / Michael Dauderstädt, Arne Schildberg (editors). — Campus Verlag, 2006. — ISBN 978-3593381541.
  8. Niskanen, William. Bureaucracy and Representative Government (англ.). — Aldine-Atherton, Chicago, 1971.
Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...