Территориальные воды — Википедия

Статья 67 Конституции Российской Федерации. Представлена юридической компанией Консультант. Для всех желающих разобраться в законности Ваших действий!!!

История[править | править код]

Необходимость подчиненности прибрежной части моря государству, у территории которого она находится, сознавалась уже издавна и может быть оправдана многими вполне разумными соображениями.

Прежде всего, собственная безопасность прибрежного государства требует, чтобы оно принимало в открытом море, на известном расстоянии от берега, все меры, могущие предупредить внезапное нападение на него извне, и служит ему защитой во время войны. Притом, располагая властью над береговым морем, прибрежное государство получает также возможность как отправлять необходимый для него полицейский и санитарный надзор над судами, так и бороться с контрабандной торговлей, вредящей его фискальным интересам, а равно обеспечить жителям морского берега столь выгодный для них рыбный промысел. Наконец, порядок и безопасность самых торговых оборотов, производимых иностранцами морским путем, вполне оправдывают допущение власти государства на прибрежной полосе моря. В прежнее время государства с помощью этой власти могли охранять морские сообщения от пиратов, совершавших разбои в открытом море.

При определении границ территориальных вод теория международного права исходила из того положения, что власть прибрежного государства кончается там, где она фактически не может быть осуществлена — Terrae dominium finitur ubi finitur armorum vis. На этом основании по примеру Бинкерсгука юристы признавали, что граница береговых вод определяется пушечным выстрелом с берега. Но так как такой масштаб при постоянном усовершенствовании огнестрельного оружия представлял величину крайне изменчивую и неопределенную, то на практике этот вопрос лучше всего разрешался путем международных соглашений.

К началу XX века большинство трактатов, заключенных между государствами, равно и большинство авторов сочинений по международному праву принимали за крайнюю черту территориальных вод линию, простирающуюся на 3 английские мили от максимального предела отлива. Подобное определение также принято законодательствами некоторых западноевропейских государств. Так, например, британский закон 1878 г. “Territorial Waters Jurisdiction Act” (англ.)русск., изданный по поводу возникших в судах недоразумений о подсудности одного частного дела о столкновении британского судна с германским, ограничивал пространство береговой юрисдикции королевства расстоянием в 3 английские мили.

Некоторые государства объявляли своими территориальными водами такие пространства, которые в действительности переходят уже в пределы открытого моря и этим нарушают свободу последнего. Так, например, указом императора Александра I от 4 (16) сентября 1821 г. объявлено было территорией Российской империи все пространство моря, порты и заливы по всему северо-западному берегу Северной Америки, начиная от Берингова пролива до 51° северной широты, а равно воды, омывающие Алеутские и Курильские острова, начиная от Берингова пролива до южного мыса острова Урупа, то есть до 45° 50′ северной широты; иностранным судам воспрещено было под страхом конфискации даже приближаться к российским берегам на расстояние менее 100 английских миль и заниматься в этом пространстве рыболовством. Этот указ вызвал протест со стороны правительств Великобритании и США, и в 1824 г. Россия отказалась от этих притязаний и заключила с Великобританией (1825) и США (1824) конвенции, которыми было существенно парализовано действие указа 1821 г.[2].

Внутренние воды

Территориальные воды – это также и внутренние воды, включающие реки, озёра, неширокие бухты, фьорды и т. д. Здесь действует абсолютный суверенитет, не подчинённый правилам Морской конвенции.

Акватория между островами архипелагов при определённых условиях является внутренними водами. Ряд стран (Индонезия, Филиппины) имеют обширную внутреннюю зону, что накладывает ограничения на проход зарубежных судов. Чтобы не затруднять мореходство, правительством утверждаются морские коридоры для упрощённого судоходства.

Комментарий к Ст. 67 КРФ

1. Согласно ч. 1 данной статьи, территория Российской Федерации состоит как бы из двух частей. С одной стороны, это географическая среда, включающая сушу, воды, недра и воздушное пространство, что образует пространственный предел действия суверенитета РФ. С другой стороны в состав территории РФ включается территория субъектов Российской Федерации. То есть юридический институт, который, в отличие от географических компонентов, уже имеет по Конституции определенный правовой статус.

И в этом смысле рассматриваемое определение территории указывает на нетрадиционный подход к определению территории государства.

Традиционно в национальном и международном праве под государственной территорией понимались и понимаются различные географические пространства земной поверхности (сухопутной и водной, воздушное пространство), принадлежащие определенному государству. Такой подход нашел отражение и в ст. 1 ФЗ РФ от 1 апреля 1993 г. “О Государственной границе Российской Федерации”, действует в ред. от 15 июня 2006 г. РГ. 2006. 31 декабря), в соответствии с которой государственную территорию Российской Федерации образуют суша, вода, недра и воздушное пространство.

Из текста ч. 1 комментируемой статьи следует, что каждый субъект РФ, названный в ч. 1 ст. 65 Конституции, имеет собственную территорию. Правовой статус территории субъектов помимо федеральной Конституции определяется также их конституциями и уставами. Однако необходимо заметить, что правовое положение субъектов Федерации может иметь определенные различия, и поэтому территория субъекта Федерации не может быть приравнена по своему правовому положению к статусу государственной территории РФ. Следует также иметь в виду, что территориальные вопросы, согласно п. “б” ст. 71 Конституции, отнесены к ведению Российской Федерации, что подтверждается нормативными актами субъектов Федерации.

Так, в ч. 1 ст. 1 Устава Иркутской области указывается, что территория области является частью единой территории Российской Федерации. В ст. 7 Устава Ленинградской области подчеркивается, что территория области и является составной частью территории Российской Федерации. По смыслу Конституции, территория любого субъекта Федерации есть составная часть территории Российской Федерации, входящая в нее непосредственно. Например, факт вхождения автономного округа в состав края или области не означает, что он входит в состав Федерации опосредованно. Территория автономного округа является составной частью территории Российской Федерации. К такому выводу пришел Конституционный Суд в Постановлении от 1 мая 1993 г. N 9-П по делу о проверке конституционности Закона РФ от 17 июня 1992 г. “О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации” (Ведомости РСФСР. 1993. N 28. ст. 1083).

Вхождение в состав Российской Федерации предопределяет и ограниченность полномочий субъекта Федерации в отношении его территории. На территории каждого своего субъекта Российская Федерация осуществляет дискреционные полномочия по предметам ее ведения, установленным статьей 71 Конституции, а также полномочия по предметам совместного ведения, определенным в ст. 72 Конституции. И только за этими пределами субъекты Федерации осуществляют собственные полномочия.

Осуществляя свои полномочия, субъекты Федерации не вправе в одностороннем порядке придавать своим территориям особый правовой статус, объявляя их, например, зоной, свободной от оружия массового поражения.

Согласно комментируемому положению Конституции, в состав территории Российской Федерации входят внутренние воды.

Статья 1 ФЗ от 31 июля 1998 г. “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации” (СЗ РФ. 1998. N 31. ст. 3833; действует в ред. от 29 декабря 2004 г.), относит к внутренним водам воды морских портов, заливов, бухт, губ, лиманов, берега которых принадлежат РФ согласно перечню, установленному Правительством РФ, а также морские воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, от которых отсчитывается ширина территориального моря.

Во внутренних водах Российская Федерация в соответствии с международным правом вправе в полном объеме осуществлять свои суверенные права и регламентировать порядок осуществления любых видов деятельности.

По международному праву под территориальным морем понимается морской пояс, прилежащий к сухопутной территории государства или его внутренним водам, шириной до 12 морских миль (ст. 2 Конвенции ООН по морскому праву).

РФ осуществляет в территориальном море суверенные права в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. Вместе с тем объем суверенных прав Российского государства в территориальном море несколько ограничен. Это ограничение вытекает из ст. 17 Конвенции по морскому праву 1982 г., предусматривающей право мирного прохода иностранных торговых судов и иностранных военных кораблей через российские территориальные воды.

Национальные требования к мирному проходу, установленные ФЗ от 31 июля 1998 г., сводятся в основных чертах к следующему: проход через территориальное море совершается с целью: пересечь территориальные воды без захода во внутренние морские воды, либо не становясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних морских вод; пройти во внутренние морские воды, или выйти из них, или стать на рейде либо у портового сооружения; проход должен быть быстрым и непрерывным (ст. 10 Закона).

Статья 11 Закона определяет, что проход является мирным, если только им не нарушается мир, добрый порядок или безопасность Российской Федерации, и содержит перечень действий, при которых проход не является мирным. Специально оговаривается, что иностранные суда, иностранные военные корабли и другие государственные суда пользуются правом мирного прохода в соответствии с российским законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ.

Международное право наделяет РФ полномочиями принимать законы и правила, обязательные для соблюдения мореплавателями, в отношении: безопасности судоходства и регулирования движения судов, включая установление и пользование морскими коридорами и схемами разделения движения; защиты навигационных средств и оборудования, а также других сооружений и установок, защиты кабелей и трубопроводов; сохранения живых ресурсов; предотвращения нарушения рыболовных законов и правил; сохранения окружающей среды и предотвращения, сокращения и сохранения под контролем ее загрязнения; морских научных исследований и гидрографических съемок; предотвращения нарушений пограничных, таможенных, налоговых, санитарных, иммиграционных и других правил (ст. 13 Закона).

Помимо осуществления мирного прохода иностранным гражданам, лицам без гражданства, юридическим лицам, международным организациям может предоставляться право проводить морские научные исследования, разведку и добычу природных ресурсов.

В государственную территорию РФ входит также воздушное пространство. Боковые пределы воздушного пространства ограничиваются государственными сухопутными и морскими границами. Что касается высотных пределов распространения суверенитета, то этот вопрос в международном праве остается неурегулированным. Более того, Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944 г. вообще не включает воздушное пространство в государственную территорию, а признает лишь полный и исключительный суверенитет каждого государства в отношении воздушного пространства над его территорией.

В соответствии с Воздушным кодексом РФ под воздушным пространством понимается пространство над сухопутной и водной территорией, в том числе и над территориальными водами.

В теории международного права верхним пределом распространения суверенных прав государства над воздушным пространством предлагается считать границу между воздушным и космическим пространством на высоте 100-110 км от уровня Мирового океана.

2. В соответствии с международным правом континентальный шельф и исключительная экономическая зона России не входят в состав государственной территории. И все же для определенных случаев эти морские пространства могут рассматриваться в качестве государственной территории, что, однако, не противоречит международному праву.

Права и обязанности РФ в отношении континентального шельфа и исключительной экономической зоны (далее – ИЭЗ) определяются в первую очередь Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.

В развитие комментируемой статьи Конституции приняты ФЗ от 30 ноября 1995 г “О континентальном шельфе Российской Федерации”. (СЗ РФ. 1995. N 49. ст. 4694; действует в ред. от 4 ноября 2006 г.) и ФЗ от 17 декабря 1998 г “Об исключительной экономической зоне Российской Федерации”. (СЗ РФ. 1998. N 51. ст. 6273; действует в ред. от 4 ноября 2006 г.).

Положения обоих законодательных актов соответствуют Конвенции 1982 г. и вводят во внутреннее законодательство основные принципы и институты, изложенные в ней.

Согласно действующему законодательству, континентальный шельф в юридическом смысле включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориальных вод РФ на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Внешняя граница континентального шельфа РФ проводятся на расстоянии 200 морских миль от исходной линии, от которой отсчитывается ширина территориального моря. Если подводная окраина простирается на расстояние более 200 морских миль, то внешняя граница континентального шельфа РФ совпадает с внешней границей подводной окраины материка, определяемой в соответствии с нормами международного права. Внутренней границей континентального шельфа является внешняя граница территориального моря.

Статья 1 ФЗ об исключительной экономической зоне (далее – ИЭЗ) понимает под этим морской район, находящийся за пределами территориального моря РФ и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным настоящим ФЗ, международными договорами РФ и нормами международного права. Внутренней границей ИЭЗ является внешняя граница территориального моря, а внешняя – находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.

Оба приведенных закона по существу закрепляют в значительной мере сходный объем прав Российской Федерации по регулированию различных видов морской деятельности в обоих морских пространствах с учетом значения и содержания, придаваемых им международным морским правом.

Согласно ст. 5 ФЗ о шельфе и ст. 5 Закона об ИЭЗ, Россия осуществляет суверенные права в целях разведки, разработки, добычи, сохранения и управления минеральными и живыми ресурсами. Особенностью ФЗ о шельфе является то, что эти права в отношении минеральных ресурсов являются еще и исключительными в том смысле, что, если Российская Федерация не производит разведку континентального шельфа или не разрабатывает его природные ресурсы, никто не может делать это без ее согласия.

Исключительное право РФ осуществляет в отношении разрешения и регулирования проведения буровых работ для любых целей, сооружения и создания, эксплуатации и использования искусственных островов, установок и сооружений и осуществления над ними юрисдикции, касающейся таможенных, фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил. Кроме того, РФ распространяет свою юрисдикцию на морские научные исследования, а также в целях защиты и сохранения морской среды, прокладки и эксплуатации подводных кабелей и трубопроводов.

Целевой, функциональный характер суверенных прав и юрисдикции РФ как в отношении ресурсов, так и в отношении других видов деятельности на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне указывает на то, что ни континентальный шельф, ни исключительная экономическая зона не входят в состав ее территории.

Международное право не содержит определения “суверенные права” применительно к рассматриваемой сфере. Представляется, что под этим допустимо понимать определенный объем полномочий прибрежного государства в отношении прилежащих морских пространств, который обеспечивает сбалансированное осуществление его прав и прав других государств, которые также наделены правами по использованию таких морских пространств.

Термин “юрисдикция” также следует толковать с позиций международного права. В данном случае это подразумевает более ограниченный по сравнению с суверенитетом круг конкретных прав по регламентированию объектов и отношений, установленных международным правом.

3. Из ч. 3 комментируемой статьи следует, что территории субъектов Федерации имеют границы. Они являются административными, признаются Российской Федерацией по состоянию на момент принятия федеральной Конституции, описываются и закрепляются в конституциях и уставах субъектов Федерации или в иных правовых актах, согласно которым эти субъекты были образованы.

Другой важный момент состоит в провозглашении принципа неприкосновенности границ субъектов Федерации. Их изменение не исключается. Подобное может происходить в связи с уточнением границ между субъектами Федерации, передачей или обменом территории, объединением или разделением существующих субъектов Федерации.

Изменение границ между субъектами Федерации происходит при их взаимном согласии. Данная процедура находится в юрисдикции субъектов. Каждый из них в выражении своей воли опирается на решение, принятое или непосредственно населением (референдумом), или законодательным (представительным) органом государственной власти либо сочетающее в себе оба варианта. При этом, согласно Определению Конституционного Суда от 1 декабря 2005 г. N 365-О (СЗ РФ. 2006. N 5. ст. 634), изменение границ между субъектами Федерации не может затрагивать основы конституционного строя, государственную целостность России, нарушать права и свободы человека и гражданина, интересы других субъектов Федерации, Российской Федерации в целом и интересы других государств, происходить в одностороннем порядке.

По поводу изменения границ субъекты Федерации заключают соглашение. Данное соглашение, как предусмотрено ФЗ “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” (СЗ РФ. 1999. N 42. ст. 5005), от имени субъекта подписывает его высшее должностное лицо (подпункт “а” п. 7 ст. 18), и оно утверждается постановлением соответствующего законодательного (представительного) органа государственной власти (п. 3 ст. 5). Указанное соглашение направляется в Совет Федерации, который утверждает изменение границ между данными субъектами Федерации (ч. 1 п. “а” ст. 102 Конституции). При этом, как было записано, например, в его Постановлении от 25 октября 1994 г. “Об утверждении изменения границы между Костромской и Вологодской областями” (СЗ РФ. 1994. N 28. ст. 2939) подобное делается “в соответствии с согласованными между ними картой и описанием новой линии границы” В особых ситуациях полномочия организационно-правового характера по определению границ между субъектами Федерации могут возлагаться на специальные государственные комиссии. Такой случай имел место в связи с образованием Ингушской Республики (ст. 2 Закона РФ от 4 июня 1992 г. “Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации” – Ведомости РФ, 1992. N 24. ст. 1307; Постановление Правительства РФ от 26 декабря 1995 г. “О Государственной комиссии по определению границ между Ингушской Республикой и Чеченской Республикой в связи с образованием этих республик”//СЗ РФ. 1996. N 2. ст. 112).

Законом РФ от 3 июля 1992 г. “Об установлении переходного периода по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации” (Ведомости РФ. 1992. N 32. ст. 1868) предусматривался переходный период по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации до 1 июля 1995 г. В течение этого периода предполагалось подготовить и осуществить необходимые правовые и организационные мероприятия, направленные на разрешение территориальных вопросов, а также разработать законодательные акты Российской Федерации о границах в Российской Федерации и о порядке решения вопросов, связанных с изменением государственно-территориального и административно-территориального деления Российской Федерации. Названные правовые акты пока не приняты.

Отсутствие таких актов порой затрудняет разрешение возникающих споров. Посредником в них – на что обращено внимание в Определении Конституционного Суда от 8 июня 2000 г. N 90-О и разъяснении к нему (Определение от 14 декабря 2000 г. N 245-О) в связи с компетенционными разногласиями между Московской областной думой и Московской городской думой по территориальному вопросу – может выступать и Президент РФ (ч. 1 ст. 85 Конституции), для которого участие в согласительных процедурах является правом, но не обязанностью.

Суды могут проверить конституционность (или законность) правового акта, касающегося границ субъектов Федерации, но за пределами их юрисдикции находится вопрос установления и изменения данных границ. Такой позиции придерживается и судебная практика. Так, Верховный Суд РФ отменил решение Назрановского райсуда о передаче Ингушетии спорной территории – Пригородного района Северной Осетии. При этом Верховный Суд сослался на то, что подобные проблемы, согласно Конституции РФ, должны решать совместно два субъекта; в ведении районного суда территориальные споры не находятся (Известия. 2006. 21 декабря).

Территориальное море

Официально территориальным считается часть моря (океана) в пределах принятой ООН 12-мильной зоны. Соседствующие по морю страны обычно договариваются в двустороннем формате о разграничениях зон ответственности. Если договариваться не получается, границу определяют по равноудалённым точкам от участков суши.

На практике часть государств трактуют по-своему морское право, включая в исключительную суверенную зону акватории за пределами территориального моря. Причинами споров являются биологические ресурсы, природные ископаемые, стратегическое положение.

территориальное море

Прилежащая зона

Территориальные воды государства имеют продолжение в виде прилежащей зоны, также определённой в 12 миль. Своеобразный буфер создан как контрольно-пропускной пункт. Здесь пограничные силы могут отчасти контролировать мореходство, ловить браконьеров и пиратов, выявлять нарушителей санитарных, миграционных, таможенных законов.

Военные суда чужих стран, как правило, должны получать разрешение для преодоления прилежащей зоны, а подлодки – перемещаться в надводном положении. Впрочем, требования чётко не прописаны и регулируются отчасти региональными договорённостями, или «правом сильного».

Проход через территориальные воды

Сам проход обязан осуществляться быстро и непрерывно. В тоже время в него входит остановка и стоянка на якоре, но лишь в той мере, которой он связывается с обыкновенным плаванием или необходимым по причине непреодолимой силы, или же с целью оказания поддержки людям, аппаратам или судам, которые попали в опасную для жизни ситуацию или терпят бедствие.

Замечание 2

«Проход можно считать мирным в том случае, когда им не нарушается мир, благополучное состояние или порядок в добром стиле безопасности прибрежного государства» (Статья 19 Конвенции морского права от 1982 года).

Если же это иностранное судно будет совершать проход, то оно будет нарушать мир, безопасность или добрый порядок государства расположенного вблизи берега, в случае когда в территориальных водах осуществляется одно из действий:

  • применение силы или угрозы направленной по отношению к суверенитету, территориальной ценности или независимости политического характера прибрежного государства или любым другим способом, когда будет замечено нарушение принципов международного права, закрепленных в Уставе ООН;
  • любые осуществляемые учения или маневры с использованием оружия;
  • любой акт, целью которого является сбор информации, которая способна принести вред прибрежному государству в плане безопасности или его обороны;
  • акт свидетельствующий о пропаганде, цель которого заключается в посягательстве на безопасность или оборону прибрежного государства;
  • подъем,посадка или принятие на борт воздушных аппаратов;
  • подъем, посадка или принятие на борт воздушных аппаратов имеющих направленность на военное устройство;
  • любые манипуляции с товаром или валютой в плане погрузки или выгрузки, посадки или высадки любого физического лица, вопреки таможенным, фискальным, санитарным или иммиграционным правилам и, конечно, законам прибрежного государства;
  • акт действия которого преднамеренны и серьезны по отношению к загрязнению вопреки Конвенции; любую деятельность связанную с рыбалкой;
  • научные исследования в виде гидрографической деятельности;
  • акт целью которого является создание направленных помех по функционированию любых систем связи или любых других установок прибрежного государства;
  • осуществляющих любую другую активность, не имеющую никакого отношения к проходу.

Прибрежное государство в свое время имеет право принимать правила и законы опираясь на нормы МП, по переправе через территориальные воды в мирном порядке, а также в отношении всех нижеследующих вопросов или некоторых из них:

  • регулирования движения судов и безопасности судоходства;
  • защиты средств для навигации и оборудования и других установок или сооружений;
  • охраны трубопроводов и кабелей;
  • защита ресурсов моря в живом состоянии;
  • контроль за нарушениями со стороны рыболовов правил и законов прибрежного государства;
  • окружающая среды и ее охрана в прибрежном государстве, уменьшение количества загрязнений;
  • исследований в научной сфере включая морские глубины;
  • предупреждение о преступлении через правила прибрежного государства среди таможенных, фискальных, санитарных сфер.

Зарубежные корабли оснащенные двигателем на ядерной основе, а также суда, занимающиеся перевозкой ядерных или же других опасных, веществ, которые по своей структуре являются ядовитыми, пользуясь разрешением мирной переправы через территориальные воды должны содержать на корабле необходимые документы и, конечно, вести строгий контроль по мерам предосторожности, которые установлены международным соглашением для всех судов.

Также прибрежное государство может заниматься установкой разрешительного порядка по переправе зарубежных судов военного предназначения через свои территориального воды. Подводные лодки также обязаны соблюдать определенные правила, следовать на поверхности воды и понимать свой флаг (статья 20 Конвенции морского права 1982 года).

Замечание 3

Государство прибрежного характера может принимать санкции касающиеся не допуска прохода судов в свое территориальные воды, если посчитает проход не мирным.

См. также[править | править код]

  • Исключительная экономическая зона

Исключительная экономическая зона

Территориальные воды – это не только 24-мильная область особой ответственности. Национальные государства имеют право первостепенного освоения, так называемой, исключительной экономической зоны. Простирается она на 370 км (200 морских миль) от береговой линии (либо внутренних вод), если нет территориальных ограничений в виде морских границ соседних стран.

Государство в ИЭЗ может единолично (либо с партнёрами) добывать минералы, разрабатывать месторождения углеводородов, ловить рыбу и другие дары моря, строить ветровые и приливные электростанции, проводить геологоразведку и т. д. Допускается даже возведение искусственных островов и их экономическое использование.

Между тем морское право запрещает препятствовать авиаперевозкам и мирному прохождению судов других стран. Разрешена прокладка средств коммуникаций, трубопроводов. Также сторона обязуется защищать природную среду, устранять последствия экологических бедствий.

территориальные воды россии

Шельфовая зона

Территориальное море также включает часть расширенного континентального шельфа. Полномочия государств в пределах шельфовой зоны во многом сходны с полномочиями ИЭЗ. Эти территории могут частично совпадать, в этом случае правила экономических зон являются приоритетными.

Если шельф простирается дальше исключительной экономической зоны и доказано является подводным продолжением континентальной части страны, государство имеет полномочия добывать природные ископаемые, вести промысел и т. д. Зона хозяйственной деятельности простирается за пределами ИЭЗ от 200 до 350 морских миль от береговой линии.

морское право

Территориальные воды России

Российская Федерация контролирует обширную морскую территорию. Граница протянулась на 38 800 км. К внутренним водам относятся Белое море, Чёшская губа, Печёрская губа. Охотское море, благодаря Курильской гряде, также является частью территориальных вод с исключительной зоной ответственности. Здесь запрещено рыбачить другим странам без специальных разрешений.

Экономическая зона занимает свыше 4 млн км2. Она полностью включает моря:

  • Карское;
  • Лаптевых;
  • Восточно-Сибирское;
  • Охотское;
  • Белое.

Частично:

  • Чёрное;
  • Азовское;
  • Каспийское;
  • Балтийское;
  • Баренцево;
  • Чукотское;
  • Берингово;
  • Японское;
  • Тихий океан;
  • Северный Ледовитый.

Данная территория в будущем станет локомотивом экономики. Биологические ресурсы вод колоссальны. Шельфы обладают богатейшими запасами минерального и рудного сырья, нефти, газа. Планируется строительство подводных роботизированных городов-заводов, где будут добывать, транспортировать, частично перерабатывать дары земли.

границы территориальных вод

Конфликтные ситуации

Территориальные воды – это зона, подчинённая правилам Морской конвенции. Но не все субъекты безусловно следуют её положениям. Нередко разграничение территориального моря между соседями выливается в дипломатические, даже военные конфликты.

Например, США и Ливия дважды (1981, 1989) сталкивались в споре за разграничение залива Сидр. Он глубоко вдаётся в территорию Африки, но достаточно широкий, чтобы подпадать в зону исключительного суверенитета, однако Ливия считала его своим. Последние годы не могут поделить границы территориальных вод Никарагуа и Коста-Рика. Дипломатический конфликт сопровождается угрозой военного столкновения.

Многолетние споры наблюдаются между Турцией и Грецией, Японией и Китаем, Индонезией и Тимором. Раздел Южно-Китайского моря может спровоцировать крупномасштабные войны между Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, США и другими сторонами.

территориальные воды государства

Битва за Арктику

Давние споры разворачиваются между приполярными странами. Например, территориальные воды России странами-партнёрами и самой Россией разграничиваются по-разному. РФ считает зоной стратегических интересов территорию от внешних границ Мурманской области и Чукотки до Северного полюса. Норвегия, Канада, США и ряд других требуют сократить зону, согласно правилам Конвенции. Между тем, сами США и Канада вольно трактуют эти правила, когда это касается стратегических интересов.

Шельфы богаты ископаемыми, поэтому являются предметами межгосударственных споров. Например, российские гидрологи в 2000-х провели уникальные исследования, доказавшие принадлежность подводных хребтов Менделеева, Ломоносова и Чукотского плато к азиатскому континентальному шельфу. На часть территории претендовала Гренландия (Дания). Экспедиция 2007 года позволила закрепить документально экономические интересы РФ в арктическом регионе.

С 2010 года на расширение континентального шельфа претендует Канада за счёт арктических подводных территорий. В частности, здесь считают часть поднятия Менделеева продолжением североамериканского континента. Не отказывается от притязаний и Дания. Данные решения вынудили Россию реанимировать военные базы на северных островах: Новосибирских, Франца Иосифа, Новой земле и других для защиты интересов. Консультации 2015-2016 годов не исключают компромиссных решений по разделу шельфов.

Подобные конфликты наблюдаются у вод Антарктиды, так как ряд государств (Чили, Аргентина, Норвегия и др.) считают часть материка суверенной территорией. Это противоречит решениям ООН, признавшим ледяной континент нейтральной зоной. В целом три десятка стран имеют претензии к разграничению морских границ.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...